[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 512345»
Форум » Разное » Новости, события. » Сокровищница Алхимических Тайн - том 1
Сокровищница Алхимических Тайн - том 1
ПастухДата: Понедельник, 01.07.2013, 19:12 | Сообщение # 1
Группа: Удаленные





Дорогие друзья. Прощу прощение за новую созданную тему. Первый том "Сокровищница Алхимических Трактатов том 1" подходит к выпуску. Как и обещал один экземпляр мы подарим Алхимику, который позволил разместить здесь на своем форуме информацию.

Бытует мнение что переводы в этой книги не качественные, переведены транслитом с английского и так далее. Теперь пришло развеять все сомнения тех людей которые решили приобрести эту книгу. Мы исключили все английские переводы и теперь вас ждут в первом томе только переводы с французского и старофранцузского языка а также в будущем с латыни и тамильского.

О нас:

Профессиональные переводчики с старофранцузского и старотамильского языков, Медея Колхидская и Цирцея Меония представляют
вам цикл алхимических изданий “காயம் சித்தர் சங்கம்” (Кайя Сиддхи
Сангам) - “Общество Долговечных Алхимиков”.

В этом цикле мы намерены издать 8 томов под названием «Сокровищница
Алхимических Трактатов», куда войдут переводы высшего качества трактатов
мастеров Алхимии запада и востока.

Вы сможете прикоснуться к тайнам Великого Делания мастеров Индии, Европы и Греции, познакомиться с
удивительными методами получения философского камня и игры с ним для
исцеления 4448 видов болезней, о чем умалчивали западные адепты.

Вы прикоснетесь к очень редким трактатам, хранящимся в древних библиотеках мира, которые еще не переводились на другие языки.

В цикл издаваемых нами книг войдут трактаты следующих мастеров:

Агатодемона, Зосимы из Панополиса, Олимпиодора, Демокрита, Авиценны, Гебера,
Синезиуса, Марии Прорицательницы,Гермеса, Мориенуса, Калида, Иринея
Филалета, Старки, Рипли, Захария, Парацельса, Роджера Бэкона, Арнольда
де Виллановы, Агастьяра, Боганатара, Вей Боянга,Конганатара, Паамбати,
Саттамуни, Гороккара, Матсьямуни, Йога Муни, Кагабусундара,Урваши, Рома
Риши, Рамалинги Валлалара и других мастеров Алхимии, которые получили
Философский камень, были мастерами медицины, тайно владея силой камня, а
также тех, кто достиг бессмертия или трансмутации тела в ангела.

Наши переводы известных трактатов обладают высоким качеством и точностью.

Издание для пополнения вашей алхимической библиотеки выпускается в формате
А4(ориентация листа книжная) внутренний блок ч/б, бумага мелованная
115г,
обложка ламинированная цветная (промышленное изготовление)
суперобложка ручной работы из натуральной кожи и прошита по бокам кожанным шнуром,
тиснение на обложке серебром, закладка из кожи.

Каждый том включает в себя около 600 - 700 страниц и в подарок прилагается
DVD-диск с оригиналами текстов, с которых осуществлялись переводы.

Все переводы, входящие в данный цикл книг, ценны тем, что выполнены не
только профессиональными переводчиками – настоящими знатоками своего
ремесла, но и практиками алхимии.
 
ПастухДата: Понедельник, 01.07.2013, 19:12 | Сообщение # 2
Группа: Удаленные





Некоторые люди хотели бы посмотреть качество наших переводов. Мы предоставляем такую возможность и даем небольшой кусочек текста на
французском языке и перевод. (Перевод Медеи Колхидской).

Clef du Grand Œuvre ou lettres du Sancelrien Tourangeau.

A madame L. D. L. B ***.

Des merveilles et vertus de notre Elixir blanc et rouge, sur les trois règnes de la Nature.

N
otre médecine nous préserve de toutes les dispositions qui nous peuvent
arriver, parce que surpassant en vertu tous les autres remèdes, elle ne
peut pas seulement guérir les maladies que l'on croit ordinairement
incurables ; mais encore, elle communique à la personne une très bonne
disposition jusqu'à un certain nombre de ses descendants, en leur
prolongeant le cours ordinaire de la vie jusqu'à jusqu'au terme prescrit
de Dieu, qui est la mort naturelle et non accidentelle.
Je ne puis, sur ce, vous donner une plus judicieuse comparaison, que celle d'une bougie parfaite ou vicier.
Si nous sortons de père et mère sain, fort et robuste, la bougie sera
complète, pour la cire et pour la mèche. Si nos pères et mères sont de
mauvaise constitution, ou l'un d'eux, la bougie sans sentira, soit pour
la mèche soit pour la cire.
Cette bougie allumée, la mort naturelle et sa consommation entière ; mais si la mèche est mal constituée, la
cire remplie de bouillon, que quelque chose tombe sur la mèche et
l'éteigne, quelquefois au commencement, quelquefois au milieu, aux deux
tiers, aux trois quarts restants de la bougie à brûler ; voilà la mort
accidentelle que la mauvaise constitution de nos pères et mères, ou de
l'un d'eux, nous donne, ou que nous nous donnons à nous-mêmes par nos
débauches, passions ou intempérance ; nous mourons souvent au
commencement, aux deux tiers, aux trois quarts de notre vie, d'une mort
forcée que j'appelle mort accidentelle, causée par notre propre faute.
Notre médecine peut réparer ces défauts, et nous conduire jusqu'à la
mort naturelle, mais non la passer.
Dieu a confié à ceux qui possèdent ce précieux don, la liberté d'être maître de la vie et de la
mort, de lier et de délier ; il les a fait, pour ainsi dire, des
demi-dieux, pour vivre plus de cent ans, par apport à leur humanité,
parce qu'il y a eu de ces Philosophes qui ont atteint 400 ans, et même
on été jusqu'à mille ; mais tous ne pensent pas ainsi, et ceux qui ne
veulent pas prolonger leur vie, ont pour motif, que vivant dans ce monde
de misère, ils sont privés d'un plus agréable séjour ; car il est
assuré que cette Science représente si vivement la gloire éternelle,
qu'après avoir abandonné les vanités du siècle, on ne souhaite que
d'adorer Dieu, et après cette vie, voire face-à-face le Créateur dans le
Paradis.
Une autre raison décisive nous prévient, que quoique les Philosophes peuvent conserver leur vigueur, comme dans leur tendre
jeunesse, et retardé en même temps la vieillesse, néanmoins, parce que
le temps de leur vie est prescrit par le Tout-puissant, ils ne sont
point en état, quand l'heure est venue, de prolonger leurs jours, et de
s'immortaliser.
Il y a beaucoup de Philosophes que l'on a cru mort, et qui cependant fort longtemps après leur mort prétendue, ont été vus
vivant ; ils ont eux-mêmes fait courir le bruit de leur mort, parce
qu'étant tous les jours en danger d'être tourmentés ou d'être mis en
prison, sur la réputation qu'ils avaient d'être en possession de la
Pierre philosophale, ils ont changé de nom et de pays, ils ont voyagé et
voyagent encore aujourd'hui, ils voyageront incognito, jusqu'à la
dernière heure de leur vie, comme je serais obligé de faire moi-même, si
j'étais trop tourmenté après la possession de ce secret.
La lèpre, la goutte, la paralysie, la pierre, le mal caduc, hydropisie, le mal
vénériens, la petite vérole, et tous les accidents qui les accompagnent
ne sauraient vous résister à la vertu de cette médecine.
Il faut seulement remarquer que les maladies simples sont plus facilement
guéries que les composés : par exemple, si l'incommodité avait été de
cent ans, elle serait entièrement guérie dans un mois ; si elle avait
été de cinquante ans, environ, on en viendrait à bout dans quinze jours ;
si était de vingt ans, en huit jours ; de sept ans en deux jours ; et
enfin si la maladie était d'un an, en un jour on en verrait vit la
guérison.
Cette médecine fait entendre les sourds, voir les aveugles, parler les muets, marcher les boiteux ; elle peut renouveler l'homme
entier, en lui faisant changer la peau, tomber les vieilles dents, les
ongles et les cheveux blancs, à la place desquelles vase elle en fait
croître nouveau, le selon la couleur que l'on désire
Quoique cet élixir guérisse très peu de jours les infirmités les plus rebelles, il
peut aussi donner la mort, même à réduire en cendres une personne qui en
prendrait trop, comme l'ont malheureusement expérimenté quelques-uns
des Philosophes ; parce qu'alors, par le trop grand usage qu'ils en
avaient fait, l'on a reconnu que la chaleur du remède était supérieure à
celles de l'heure estomac ; mais voici comment on le prend avec
précaution on délaye un ou deux grains de notre élixir dans un vase,
avec de bon vin blanc, qui, sur-le-champ devient jaune ; on en boit et
l'on en règle la quantité suivant les forces et les tempéraments du
malade ; que si la Pierre avait été multipliée une fois il faudra mêler
le grain avec mille grains ; si elle a été multipliée deux fois avec
10.000 grains, et toujours de même, à proportion.
On le prépare encore plus facilement de la manière suivante. Ont fait avaler un grain
de cet élixir dans quelque liqueur à un mouton, ou bien le quart d'un
grain à une volaille : on tue, quatre ou cinq heures après, l'animal qui
a souffert la force de la médecine, ensuite on fait cuire la viande
qu'on peut manger avec toute assurance, et dont on peut prendre les
bouillons, sans craindre aucun danger.
Si l'on mêle de cet élixir avec les emplâtres ordinaires pour les maladies externes, comme ulcères,
fistules, cancers, écrouelles, loupes, bubons, et généralement toutes
sortes de galles, il procure en très peu de temps une parfaite guérison,
et fait encore une opération bien particulière, c'est qu'après que la
plaie est guérie, ont ne s'aperçoit point de la cicatrice, et la peau
devient plus blanche que la neige même.
Pour l'embellissement du visage, en faire disparaître toutes les cicatrices occasionnées par la
petite vérole, ou autre accident ; c'est la vraie huile de talc des
anciens, elle rajeunit et rend le teint vermeil ; si l'on y répand
seulement une goutte ou deux, elle s'étend tellement par toute la face,
qu'elle lui donne une blancheur extraordinaire ; elle entretient même le
visage si frais, qu'après la mort de la personne, elle ne paraît que
très peu changée, car elle ne pénètre pas seulement la peau, mais encore
le crâne et tous les ossements.
Il serait a souhaiter que les Dames jouissent ce trésor, mais il ne faudrait pas aussi qu'il tomba entre les
mains de certaines personnes qui en pourraient abuser ; car s'il est
utile en plusieurs occasions, dans d'autres, il est en état de pervertir
toute la nature ; en effet, pourrait-on imaginer qu'une femme ayant que
flairé cet élixir, soit aussitôt délivrée du travail de l'enfantement,
avec une si grande facilité, qu'il semble un miracle ; il fait aussi
sortir le fruit, en quelques mois qu'il soit de son terme, si l'on en
met sur quelque emplâtre, que l'on a dans l'endroit convenable.
Une seule goutte mise dans ce lieu, et échauffe tellement une femme stérile,
qu'indubitablement elle devient enceinte pour peu de vertu que l'homme
puisse avoir ; lui-même dans l'occasion peut s'en servir comme la femme,
et quelques vieux et un puissant qu'il fut, sans blesser aucunement la
nature, il serait assuré d'engendrer ; une goutte encore de cet élixir
mise aux tempes d'une demoiselle, ou au menton d'une jeune femme, prend
une odeur si suave, que quand ils passent dans la rue, où entrent dans
quelque maison, on sent cette odeur qui dure près de quinze jours.
Cette médecine à d'autres vertus encore plus incroyables. Quand elle est à
l'élixir au blanc, elle a tant de sympathie avec les Dames, qu'elle
peut renouveler et rendre leur corps aussi robuste et vigoureux qu'il
était dans leur jeunesse, en sorte qu'elles ne paraissent pas avoir plus
de dix-neuf ans.
Pour cet effet, on prépare d'abord un bain avec plusieurs herbes odoriférantes, dont elles doivent bien se frotter, pour
ce décrasser ; ensuite elles entrent dans un second bain, sans herbes ;
mais dans lequel on a dissout, dans une chopine d'esprit de vin, trois
grains de l'élixir blanc, qu'on a ensuite jeté dans l'eau ; elle reste
un quart d'heure dans ce bain, après quoi, sans s'essuyer, ont fait
préparer un grand feu pour faire sécher cette précieuse liqueur, elle se
sent alors si forte en elle-même, et leur corps est rendu si blanc,
qu'elles ne pourraient pas se l'imaginer, sans l'avoir expérimenté.
Notre bon père Hermès demeure d'accord de cette opération ; mais il veut
outre ces bains, qu'on prenne en même temps, pendant sept jours de
suite, intérieurement de cet élixir, et il ajoute, si une dame fait la
même chose tous les ans, elle vivra exempte de toutes les maladies
auxquelles sont sujettes les autres dames, sans en ressentir aucune
incommodité, ni l'empêcher de concevoir, en usant alors de notre élixir,
comme ci-devant.
Si l'on en donne à une jeunesse de six à sept ans, bien constituée de l'un et de l'autre sexe, cela augmentera leur cru de
telle façon, qu'à huit ans ils seront l'un et l'autre aussi formés qu'un
autre enfant de quinze ans ; le garçon en état d'engendrer, et la fille
de concevoir. Je n'aurais jamais fini sur l'article du règne animal, si
je voulais ici rapporter toutes les merveilles qu'elle y opère. Elle
est le précieux préservatif de la peste, du mauvais air ; et par
conséquent de ses grossiers brouillards, qui détruisent entièrement la
poitrine ; elle empêche un homme de s'enivrer, elle excite la passion de
Vénus, conserve le vin en sa bonté, lui sert de médecine, quand il est
gâté, chasse toutes sortes de poisons, et ce qui est de plus admirable,
elle fait chanter en hiver la linotte, le canari, le rossignol,
l'alouette, la cigale, et toutes sortes d'oiseaux, comme dans leur
propre saison.
Pour se conserver en parfaite santé, on en peut bien prendre en tout temps, mais il vaut mieux que ce soit deux équinoxes ;
car alors l'homme se renouvelle avec la nature : pour ce qui regarde les
autres opérations, il n'y a point de saison déterminée, il ne s'agit
que d'avoir de la poudre parfaite, pour connaître sa bonté, il faut
mêler peu à peu dans de l'esprit de vin, et il en doit sortir des
étincelles ardentes dorées, et paraître dans le vase une infinité de
couleur.
On ne doit point être surpris de tant de rares vertus, si l'on examine que le point de vue de notre élixir est la perfection, même
la plus que perfection de la nature, qui conserve les quatre éléments,
ou les trois principes en une due égalité, jusqu'à ce que Dieu permettre
leur destruction, suivant sa sainte volonté, et ses dessins sur les
hommes.
Car enfin, la mort n'est autre chose que la de destruction et la séparation des éléments qui composent le corps de la nature, il n'y a
pas de doute que si l'on peut toujours entretenir une juste
température, sans qu'un principe surmonte l'autre ; le corps ne mourait
jamais, ce qui lui serait facilitée par la subtilité et la fixité de la
substance de cette médecine, qui à cause de l'abondance de l'humide
radical, principe de toutes choses, peut mettre en action continuelle la
chaleur des mixtes, et particulièrement celle des animaux, ce qui fait
dire, avec raison, que c'est un sujet digne d'admiration, qui fait une
infinité de miracles, lesquelles ne sont que des phénomènes de la simple
nature, mais que les ignorants croient être la production de la magie,
ne faisant pas réflexions, que c'est à sacrilège et une impiété
d'attribués au Démon ce qui est du à l'Auteur de la Nature d'autant plus
que l'esprit malin n'opère rien de surnaturel, il ne fait qu'appliquer
les choses actives aux passives ; car il connaît pas même l'avenir, par
une véritable marque de son ignorance.
Avec notre médecine, on peut faire venir des roses quatre fois l'année, et multiplier tellement la
vertu du rosier, qui produira des feuilles et des fleurs la moitié plus
qu'à l'ordinaire
Non seulement on peut également faire étendre la vertu des fleurs, des arbres et des légumes, pour leur faire porter du
fruit quatre fois l'année, ils en produiront eux-mêmes tous les mois ;
et bien loin que leurs forces en fussent diminuées, elle serait
augmentées au centuple ; et cela, par le moyen de notre médecine, qui
est Soleil terrestre, répandant sans cesse ses fertiles rayons, du
centre à la circonférence, et fortifiant tellement la nature des mixtes,
qu'ils surpassent à chaque production en force leur état ordinaire.
Les plantes les plus délicates, qui ont de la peine à pousser dans les
climats d'une température différente de celle qui est qui leur est
naturelle, étant arrosées élixir, deviennent aussi vertueuses que si
elles étaient dans leur terroir même.
Cette médecine rend toutes sortes d'herbes propres à grener et à croître au milieu de l'hiver, les
plantes venimeuses en sont même si purifiées, que si l'on vient à s'en
servir alors les mêmes maux qu'elles auraient pu produire auparavant
d'être corrigées, elles guérissent la personne sur-le-champ ; la
renoncule des prés, nommée par les herboristes, apium risus, fait mourir
en riant, quand on en a mangé ; le napel est si vénéneux, et son poison
et si violent, qu'il n'y a presque point de contrepoison qui soit
capable d'y remédier, jusque-là même, si dormait à son ombre, on serait
ensuite si assoupi, que l'on n'en pourrait plus revenir, comme l'ont
expérimenté deux bergers, dans la campagne de Tiburte.
En un mot, la cenit, la morelle, et la mangasbravas des Indes, sont devenus si
pressants, qu'aussitôt qu'on en a pris, on devient et enragé ; mais si
ces parties antipathiques à la nature des animaux sont corrigées et
tempérées par la force supérieure de notre médecine, elles sont alors
plus spécifiques que ne seraient les remèdes tirés des minéraux, qui
doivent abonder en un sel d'autant plus propres pour servir de
contrepoison, qui sont tirés de l'arsenic, de la sandaraque, et de
l'orpiment.
Pour corriger ces plantes, on tire le suc de la plantes même qu'on veut faire fructifier, et on dissout deux grains, plus ou
moins de notre élixir, dans une pinte de ce suc, duquel on arrose
ensuite la racine de la plante, et parce que ce suc et fort semblable à
la même plante ; il est facile à croire que la chaleur de la médecine
s'unissant intimement avec celle des simples, elle les rend en très peu
de temps contraire à leur première nature ; quant à la malignité, en
leur faisant produire dans un arbre des fruits meilleurs que les autres
de son espèce, et si c'est une plante, des fleurs plus belles que les
naturelles, avec des couleurs plus agréables, et une odeur plus forte,
de sorte qu'on peut les conserver longtemps, étant moins corruptible que
les autres.
Quelques Philosophes ont pris plaisir à faire, non seulement produire du raisin à la vigne tous les mois, mais ils ont mis
encore un grain de la poudre physique, dissoute avec du vin, dans le
centre de la racine vigne, et elle a produit des feuilles et du raisin
marqué de plusieurs petites taches d'or très agréable à voir, les pépins
mêmes et étaient aussi empreint, que si on les avait dorés exprès.
On peut encore détruire entièrement une semence de son germe, et ensuite
on le lui redonne en plus grande qualité et quantité ; on prend, par
exemple une livre de fèves, on les fait bouillir, après on les laisse
sécher ; il est assuré que par le degré du feu qu'elles auront souffert,
le germe en aura été entièrement détruit ; et par conséquent, elles
seront incapables de produire, mais si l'on veut faire revivre et
fructifier les fèves, on dissout dans la même eau qu'elles auront
bouillis, deux grains de médecine, et alors on y trempe les mêmes fèves ;
elles ne manqueront point de s'imprégner de la vertu végétative dont
on les avait privées.
En effet, que l'on sème les trois sortes de fèves en même temps, et de la même qualité primitive ; savoir, de celles
qui auront été bouillies, qu'il loin de profiter, pourrirons en très
peu de temps dans la terre ; qu'on en plantes qui n'est point bouilli,
elles pousseront suivant la chaleur et le beau temps ; qu'on sème celles
à qui on aura redonné la vie perdue, elles seront moitié moins de
 
ПастухДата: Понедельник, 01.07.2013, 19:13 | Сообщение # 3
Группа: Удаленные





Ключ к Великому Деланию,
или письма СансельрьенаТуранжо

Для мадам Л. Д. Л. Б. ***

О чудесах и свойствах нашего красного и белого Эликсира в трёх царствах Природы.

Наше лекарство оберегает нас от всех физических состояний, которые могут с
нами произойти, поскольку превосходя по свойствам и силе все остальные
лекарства, оно может лечить не только заболевания, которые, по
обыкновению, считаются неизлечимыми, но оно ещё и приводит человека в
хорошую физическую форму вплоть до определённого количества его
потомков, продлевая их жизнь до срока, предписанного Богом. Этот конец
является естественным, не случайным.
Я не могу дать вам более разумного сравнения, чем сравнение с идеальной свечой или свечой с изъяном.
Если мы рождаемся у отца и матери здоровыми, сильными и крепкими, то свеча
будет целой: и воск, и фитиль. Если у наших отцов и матерей дурная
наследственность, или у одного из родителей, то воск и фитиль свечи не
будут цельными.
Это зажжённая свеча, естественная смерть и её полная кончина; но если фитиль плохо сложен, а воск наполнен бульоном, то любая
вещь, падающая на фитиль, гасит его, иногда в начале, иногда
посередине, на две трети, на три четверти сжигая свечу. Вот та случайная
смерть, к которой нас приводит дурная наследственность наших отцов и
матерей или одного из родителей; или мы сами себя до этого доводим своим
распутством, страстями, невоздержанностью. Мы часто умираем в самом
начале на две трети, на три четверти нашей жизни насильственной смертью,
которую я называю смертью случайной, происходящей из-за нашей
собственной ошибки. Наше лекарство может исправить эти недостатки и
привести нас к естественной смерти, но не обойти её.
Бог наделил тех, кто обладает этим бесценным даром, свободой быть хозяином жизни и
смерти, соединять и разъединять. Таким образом, он сделал их полубогами,
чтобы они жили больше ста лет по сравнению с человечеством, потому что
среди Философов были те, кто дожил до четырёхсот лет и даже до тысячи.
Но не все так думали, и те, кто не хотят продлевать свою жизнь,
мотивируют это тем, что живя в этом убогом мире, они лишены хорошего
жилища; ибо достоверно то, что эта Наука настолько глубоко представляет
собой вечную славу, что покинув тщеславие века, мы хотим поклоняться
Богу и после этой жизни встретиться лицом к лицу с Творцом в Раю.
Другой важный довод предупреждает нас о том, что, несмотря на то, что Философы
могут сохранять свою силу, как в годы их нежной юности, и в то же время
замедлить старость, тем не менее, поскольку время их жизни
предопределено Всемогущим, они не в состоянии в предписанный час
продлить свои дни и обрести бессмертие.
Существовало много Философов, которых считали мёртвыми и которых, однако, много времени спустя после
их мнимой смерти видели живыми. Они сами распустили слухи о своей
смерти, поскольку, всё время находясь в опасности быть истерзанными или
заключёнными в тюрьму из-за известности, которую им принёс Философский
камень, они сменили имя и страну; они скитались и скитаются по сей день,
и будут скитаться под чужими именами до последнего часа своей жизни; и
я, как и они, был бы вынужден так поступить, если бы меня сильно мучили и
беспокоили из-за обладания этой тайной.
Проказа, подагра, паралич, камень, старческое слабоумие, венерические заболевания, сифилис и все
сопутствующие им осложнения не смогут сопротивляться этому лекарству.
Только нужно отметить, что простые болезни лечатся легче, чем сложные:
например, если недомогание было до ста лет, то оно излечится за один
месяц; если оно было примерно до пятидесяти лет, то излечится за
пятнадцать дней; если недуг был до двадцати лет, то он излечится за
восемь дней; до семи лет – за два дня; и наконец, если болезнь была до
одного года, то выздоровление наступит через один день.
Это лекарство заставляет глухих слышать, слепых – видеть, немых – говорить, хромых –
ходить; оно может обновить человека полностью, меняя его кожу, старые
зубы, ногти и седые волосы на новые, в соответствии с желаемым цветом.
Хотя этот эликсир исцеляет самые неподдающиеся недуги за короткое время, он
так же может привести к смерти и даже превратить в золу человека,
который взял его в слишком большом количестве, как, к сожалению, это
испытали на опыте некоторые Философы, поскольку тогда посредством
избыточного применения мы узнали, что тепло лекарства было выше тепла
желудка. Его берут с осторожностью, перемешивают одну или две крупицы
нашего эликсира в сосуде с хорошим белым вином, которое сразу становится
жёлтым. Его пьют и назначают в том количестве, которое соответствует
силе и характеру больного. Если Камень был умножен однажды, то нужно
будет смешать одну крупицу с тысячей крупиц; если он был умножен дважды –
то с десятью тысячами крупиц, и так далее по пропорциям.
Еще легче его можно приготовить следующим образом. Одну крупицу этого эликсира в
какой-нибудь жидкости дают проглотить барану, или лучше четверть этой
крупицы дают домашней птице; четыре или пять часов спустя убивают
животное, пострадавшее от лекарства; затем варят мясо, которое смело
можно есть, и из которого можно варить бульон, не боясь никакой
опасности.
Если смешать этот эликсир с обычными пластырями для наружных заболеваний, таких как язвы, свищи, рак, золотуха, атерома,
бубоны, и при всех видах желчи, то за короткое время происходит полное
исцеление. И ещё совершается особенная процедура, а именно: после того,
как язва вылечена, не остаётся никаких рубцов и шрамов, и кожа
становится даже белее снега.
С целью улучшения кожи лица эликсир устраняет все шрамы, оставшиеся от сифилиса или от другого недуга; это
настоящее масло древних из талька, оно омолаживает и делает цвет лица
румяным. Если пролить на лицо одну его каплю или две, то оно растечётся
по всему лицу и придаст ему необыкновенную белизну. Оно сохраняет лицо
таким свежим, что после смерти человек почти не меняется, ибо это масло
проникает не только в кожу, но и в череп и во все кости.
Можно только желать, чтобы Дамы наслаждались этим сокровищем, но оно не должно
попасть в руки людей, которые могли бы им злоупотребить, ибо если оно
полезно в некоторых случаях, то в других – оно способно испортить всю
природу. На самом деле, можно было бы себе представить, что женщина,
понюхав этот эликсир, сразу освободилась бы от деторождения с такой
лёгкостью, что это казалось бы чудом. Он также заставляет выходить плод
через несколько месяцев, если его поместить на какой-нибудь пластырь в
подходящее место. Одна капля, пролитая на это место, так разогревает
бесплодную женщину, что, несомненно, она становится беременной. Мужчина
может воспользоваться этим так же, как и женщина, и некоторые старики и
сильные, никоим образом не причиняя вреда природе. Плод родится. Капля
этого эликсира, приложенная к вискам юной барышни или к подбородку
молодой женщины, пахнет так сладко и приятно, что когда они идут по
улице и заходят в какой-нибудь дом, то чувствуется этот аромат, который
держится около пятнадцати дней.
Это лекарство обладает и другими, ещё более невероятными свойствами. Когда оно в виде белого эликсира, то оно
так нравится дамам, что оно может обновить и сделать их тело таким же
крепким и сильным, каким оно было в молодости так, что им можно дать не
больше девятнадцати лет.
Для этой цели сначала готовят ванну с несколькими ароматными травами, которыми дамы должны себя натирать,
чтобы очиститься. Затем они входят во вторую ванну, без трав, в которой
растворены в половине литра винного спирта три крупицы белого эликсира,
помещённого затем в воду. Дама остаётся четверть часа в этой ванне,
после чего, не вытираясь, приготавливается большой огонь, чтобы высушить
эту драгоценную жидкость. Теперь дамы чувствуют себя такими сильными, а
их тела стали такими белыми, что они не смогли бы себе этого
представить, не попробовав это на себе.
Наш добрый отец Гермес тоже соглашается с этим воздействием. Но помимо этих ванн он хочет, чтобы в
то же время в течение семи последующих дней они принимали внутрь этот
эликсир. И он добавляет, что если дама занимается этим все годы, то она
проживет без болезней, которым подвержены остальные дамы, не чувствуя
никакого недомогания, препятствующего беременности при употреблении
нашего эликсира.
Если его давать девочке или мальчику шести-семи лет, хорошо сложенным, то это усилит их сущность таким образом, что к восьми
годам они будут так же сложены, как ребёнок пятнадцати лет, то есть,
мальчик и девочка, достигшие половой зрелости. Я бы никогда не смог
закончить параграф о царстве животных, если бы хотел рассказать здесь
обо всех чудесах, которые творит это вещество. Оно является ценным
средством, защищающим от чумы, плохого воздуха, и, следовательно, от
его грубых туманов, которые полностью разрушают лёгкие. Оно не даёт
человеку пьянеть, усиливает страсть Венеры, сохраняет качество вина,
служит ему лекарством, когда вино испорчено, выводит все виды ядов, и
что самое восхитительное: оно побуждает петь зимой коноплянку,
канарейку, соловья, жаворонка, цикаду и все виды птиц, словно в
подходящее и соответствующее для них время года.
Чтобы жить в полном здравии, нужно принимать это вещество в любое время, но лучше, чтобы
это было в период двух равноденствий, поскольку тогда человек
обновляется вместе с природой. Для того, кто смотрит на другие
процедуры, вовсе не существует определённого времени года; речь идёт о
том, чтобы получить идеальный порошок. Для того чтобы узнать его
добротность, нужно постепенно размешивать его в винном спирте, и из
него должны выйти горящие золотистые искры, и в сосуде должна появиться
бесконечность цвета.
Не нужно удивляться столь редким особенностям и свойствам, если вы рассматриваете наш эликсир с точки зрения
совершенства, даже более, чем совершенства природы, которая хранит
четыре элемента или три принципа в должном равенстве вплоть до того,
чтобы Бог разрешил их разрушение, следуя его святой воле и его замыслам.
Ибо, в конце концов, смерть – это не что иное, как разрушение и отделение
элементов, образующих тело природы. Нет сомнения в том, что можно всегда
поддерживать правильную температуру без того, чтобы один принцип
преодолевал другой. Тело никогда бы не умирало, этому способствовала бы
лёгкость и устойчивость вещества этого лекарства, которое из-за обилия
радикальной влаги, компонента всех веществ, может ввести в действие
непрерывное тепло смесей, и особенно тепло животных – то, что по праву
можно назвать предметом, достойным восхищения, творящим бесконечные
чудеса, являющиеся феноменами простой природы. Но невежды считают это
магией, не думая о том, что это – кощунство и безбожие, свойственное
Демону; то, что является должным для Создателя Природы; тем более что
злой дух не делает ничего сверхъестественного, он лишь прикладывает
активные вещества к пассивным; ибо он не знает даже будущего благодаря
истинному признаку своего невежества.
Благодаря нашему лекарству можно взращивать розы четыре раза в год и таким образом приумножать силу
розового куста, у которого вырастут листья и цветы наполовину больше,
чем обычно. Можно в равной степени распространить свойство цветов,
деревьев и овощей для того, чтобы они приносили плоды четыре раза в
году, но они также будут плодоносить сами каждый месяц. Но их сила не
только уменьшится в этом, она увеличится во сто крат. И благодаря
нашему лекарству, являющемуся земным Солнцем, простирающим непрестанно
свои плодоносные лучи от центра к окружности, усиливая природу смесей
таким образом, что они превосходят себя в каждом производстве в своём
обычном состоянии.
Самые нежные растения, которые вряд ли будут расти в климате с температурой, отличающейся от той, что им привычна и
естественна, будучи политыми эликсиром, становятся такими же
добродетельными, как если бы они находились в своей земле.
Это лекарство побуждает все виды трав давать семена и произрастать зимой;
ядовитые растения благодаря ему так очищены, что если воспользоваться их
злом, которое они смогли бы совершить перед тем, как исправиться, то
они сразу излечили бы кого угодно. Лютик луговой, названный травниками
apiumrisus, заставляет умирать, смеясь, после употребления его в пищу.
Аконит настолько ядовит, а его яд настолько сильный, что почти не
существует противоядия, способного его обезвредить; и даже если
задремать в его тени, что можно так забыться сном, что невозможно будет
прийти в себя, как это познали на своём опыте два пастуха из деревни
Тибурт.
Одним словом, чёрный паслён и mangasbravas из Индии стали такими распространёнными, что если их взять и принять, то становишься
сумасшедшим, но если эти недружелюбные растения из животной природы
исправить и разбавить высшей силой нашего лекарства, то они станут более
специфическими, какими бы не стали лекарства, добытые из минералов,
которые должны изобиловать солью, чтобы служить противоядием; их
добывают из мышьяка, из сандарака и из аурипигмента.
Для того чтобы исправить эти растения, извлекают сок самого растения, которое хотят
заставить плодоносить, и растворяют две крупицы нашего эликсира в
половине литра этого сока, которым затем поливают корень растения.
Поскольку этот сок так сильно похож на само растение, легко поверить,
что тепло лекарства, тесно соединяясь с теплом простых веществ, за очень
короткое время делает их противоположными их первичной природе; что
касается злокачественности, заставляя их производить на свет из дерева
плоды лучшие, чем все остальные в своём роде; а если это растение – то
цветы, более красивые, чем природные, с более красивыми цветами и с
более сильным ароматом таким образом, что их можно хранить долгое время,
поскольку они менее подвержены порче, чем остальные.
Некоторым Философам понравилось делать, а не только производить из винограда вино
все месяцы напролёт. Они поместили еще одну крупицу физического порошка,
разбавленную вином, в середину корня виноградного куста, и у него
выросли листья, помеченные маленькими золотыми крапинками, приятными для
глаз, и сами семена были также ими помечены, словно их позолотили
нарочно.
Можно ещё полностью разрушить семя его ростка, затем ему снова воздается большее качество и количество. Например, берут один фунт
бобов, кипятят их, затем сушат; достоверно, что посредством огня,
которому они будут подвергнуты, росток или зародыш будет полностью
разрушен. Следовательно, они будут неспособны к производству; но если
хотят оживить бобы и заставить их плодоносить, то в той же самой воде, в
которой они кипятились, растворяют две крупицы лекарства и в этой воде
замачивают те же самые бобы; и они впитывают достаточное количество
растительной силы, которой их лишили.
На самом деле, посеяли три вида бобов в одно и то же время, того же примитивного качества. Те, которые
будут кипятиться, вместо того, чтобы извлечь из них пользу, мы
подвергнем их гниению в земле. Пусть из растений, которые совсем не
кипятились, выйдут ростки благодаря теплу и хорошей погоде. Пусть посеют
те растения, которым вернут потерянную жизнь; у них будет наполовину
меньше времени, чтобы вырасти, чем у обычных растений, и они обернутся в
сто раз. То же самое было бы и со всеми зернами, если бы вы потрудились
над этим.
Другой уникальный опыт: возьмите целое растение, очень сухое, разотрите его пальцами в порошок, словно табак, замочите корень в
жидкости, приготовленной с нашим эликсиром, и через четыре часа
растение начнёт зеленеть, словно его только что вынули из земли, и в
дальнейшем, на нём появятся те же самые цветы и семена, которые оно
производило бы прежде, и которые дойдут до совершенной зрелости.
 
ПастухДата: Понедельник, 01.07.2013, 19:13 | Сообщение # 4
Группа: Удаленные





Clef du Grand Œuvre ou lettres du Sancelrien Tourangeau.

A madame L. D. L. B ***.

Palingénésie.

O
n prend de notre médecine, on la dissout avec de l'esprit de vin, qu'on
mêle avec parties égales de l'eau distillée d'une même plante que l'on
veut reproduire, on y ajoute trois gros de son propre sel ; on met le
dans un vase qui ne doit être rempli jusqu'au goulot ; on le met
ensuite dans une place, sans le remuer, et trois jours après, on y voit
croître une plante pareille à celle dont on avait distillez l'eau et
tiré le sel ; la plante demeure toujours en cet état ; mais si l'on
vient à remuer le vase, la forme de la plante se détruit, elle revient
néanmoins dans sa première figure, si on la laisse encore reposer trois
jours : voilà une des façons de faire la palingénésie ; néanmoins il
est certain que si l'on avait les trois principes d'une rose, tellement
astralisés et séparés de leurs parties hétérogènes, que par un moyen,
unissant entre le sel, le soufre et le mercure, on fit un sel qui se
fondît à la moindre chaleur ; il est vrai, dis-je, qu'en mettant ce sel
dans un vase, on verrait dedans l'entière représentation de la rose.
Thomas d'Aquin, au Livre intitulé Lettre des Etres, dit que l'on peut, par
artifice, accompagné de la nature, dans l'espace d'une heure, tirer de
la semence à un concombre, les feuilles, les fleurs et les fruits ;
pour le prouver encore davantage, il ajoute ces paroles : parce que j'ai
vu, pendant que nous étions à table, pour commencez à dîner, on sema de
la graine de concombre, dans une terre préparée est arrosée d'une
certaine eau faite exprès, et aussitôt la graine poussa, il en sortit
des feuilles et des fleurs, et en suite du fruit que l'on nous servit à
table, auparavant que nous fussions à la moitié du repas. (Repas à la
saint Thomas III H. à table.)
Raymond Lulle, rapporte que si l'on prend la valeur d'un grain de millet de cette médecine, qu'on la fasse
dissoudre dans de l'eau, et qu'on la mette ensuite dans le cœur d'une
vigne, jusqu'à la profondeur de concavité d'une noisette, il en naîtra
artificiellement des fleurs et des rameaux, ce qu'il dit avoir fait de
ses propres mains dans le mois de mai.
Cette terre et eau préparée, ne sont autre chose que le premier et second Ciel magique ; l'or
supérieur et inférieur, qui étant unis tous deux ensemble, comme le
principe de tous les mixtes sont le premier être de l'or vulgaire, dans
lequel on trouve pareillement le premier être de du concombre et de la
vigne, ce qui leur donnent une si prompte vertu ; car alors leurs trois
principes, actifs et constitutifs, étant augmentés dans le suprême degré
par la nature de notre médecine, et n'agissant plus sur leurs parties
terrestres, le concombre et la vigne n'ont plus de peine à pousser en
très peu de temps, parce qu'ils ont toute la chaleur requise ; que s'ils
demeuraient deux ou trois mois pour attendre les influences du soleil
élémentaire ; la même chose se pourrait faire de tous les autres
végétaux, parce que de même ; qu'on peut faire croître le concombre ; on
pourrait avoir aussi en tout temps, des raisins, des pommes, des
poires, des fraises, framboises, des melons, des petits pois, et autres
légumes et grenage de toute espèce, ainsi que des ananas et autres
fruits étrangers, tous en leur parfaite maturité et bonté.

Vertus de notre Elixir sur les Pierres.

I
l change les pierres , tant naturelles qu'artificielles, en pierres
précieuses, il ôte les tâches de ces dernières, il fixe quand il est
blanc tout les pierres qui ont la couleur blanche, comme diamant,
saphirs, émeraudes et marguerite ; si la pierre est au vert, elle fait
des émeraudes de sa couleur, si elle est à la couleur de l'arc-en-ciel,
elle fait des opales, avec la poudre jaune, c'est-à-dire, avant qu'elle
devienne rouge, on en fait les pierres jaunes, telles sont les
hyacinthes, diamants jaunes, topazes ; et enfin avec le rouge, on en
fait des escarboucles, rubis et grenat, qui surpassent en beauté et
vertus les pierres orientales, et elle monte alors à un si haut degré de
perfection, qu'elle fond honte à leurs semblables ; on en voit
l'expérience dans le cristal que cette médecine réduit en diamant si
fin, si éclatant, si brillant, si pesant, et si fixe, qu'il est plus de
diamants que le diamant même ; il faut cependant remarquer dans cette
opération le degré de chaleur ; car le cristal se calcinerait par un feu
violent, ce qu'il arrive point dans la suite, lorsqu'il est
intérieurement pénétré par la médecine.
On doit encore mieux se servir du cristal que l'on aurait fait avec la pierre au blanc, dont
trois grains versés sur un verre d'eau de fontaine, la rende sur le
moment, dure et transparente, comme est le véritable cristal.
Si l'on veut faire des perles de la semence des orientales, ou des coquilles ;
on prend de leurs semences, et l'on la fait dissoudre dans notre
médecine, qui la réduira facilement sur un feu doux, en manière de
gelées épaisses : c'est cette gelée que l'on peut former avec les mains,
et à qui l'on donne telle figure et grosseur que l'on veut, fut-elle
comme la perle que l'on montre dans la galerie du grand duc de Florence ;
ces perles se font ordinairement rondes ; pour les faire, on prend un
moule d'argent, doré en dedans, bien poli et séparé en deux parties,
comme ceux des potiers d'étain.
On forme la perle, on a soin d'y faire un petit trou, afin qu'un fil d'or, comme un cheveu, y puisse
passer ; on remplit ensuite les deux moitiés du moule de ladite pâte,
avec une spatule d'or, on place le fils d'or dans le milieu, on ferme le
moule, et on passe et repasse le fil pour faire les perles percées,
après quoi on ouvre le moule, on met la perle dans un plat d'or, ainsi
que son couvercle, sans la toucher des mains ; on la laisse sécher à
l'ombre, sans qu'il y paraisse dessus aucun rayon du soleil. Quand on
les a ainsi toutes faites, et qu'elles sont bien séchées, on les passe
dans le fils d'or, sans les toucher, et on les trempe dans de l'esprit
de vin, dans lequel on aura encore dissout de l'élixir, on retire les
perles, et on les fait sécher seconde fois, et alors elles sont
parfaites pour l'usage.
Notre Pierre a encore deux vertus très surprenantes ; la première à l'égard du verre à qui elle donne
intérieurement toutes sortes de couleur, comme vitres de la Sainte
Chapelle à Paris, et la celles des églises de Saint Gatien et de
Saint-Marin, en la ville de Tours ; elle rend en outre le verre
malléable, semblable à la tasse qui fut présentée à l'empereur Tibère ;
il ne s'agit que de lui insinuer une certaine oléaginosité fixe, qui lui
manque pour l'extension, et l'unir parfaitement bien en toutes ses
parties ; de sorte que l'on pourrait frapper et battre ce verre sur
l'enclume, comme tous les métaux d'où il tire son origine.
L'or, avec sa beauté, serait-il à comparer avec ce verre, on en bâtirait des
maisons qui ne périraient presque jamais, et au travers desquelles on
verrait tout ce qui se passerait dehors, sans qu'on pût être vu
au-dedans, par la manière dont il serait posé.
La seconde qualité singulière de notre pierre ou élixir, est que si l'on y trempe un linge
ou toute autre matière combustible, le feu ne le peut point consumer,
ni donner d'atteinte, de même si l'on en mêle avec de l'huile ordinaire,
pour la lampe, le qu'on l'incorpore avec de la cire, pour en faire des
flambeaux ou bougies, ils s'enflammeront et brûleront continuellement,
sans se consumer, particulièrement si l'on fait la mèche avec de
l'amiante, de l'Alun de plume, ou du fil d'or sans soie.
 
ПастухДата: Понедельник, 01.07.2013, 19:14 | Сообщение # 5
Группа: Удаленные





Ключ к Великому Деланию,
или письма СансельрьенаТуранжо

Для мадам Л. Д. Л. Б. ***

Палингенез

Берём наше лекарство, растворяем его в винном спирте, который смешиваем в
равных частях с дистиллированной водой того же растения, которое мы
хотим воспроизвести. Добавляем туда три части его собственной соли,
помещаем его в сосуд, наполненный до верха. Затем ставим его в одно
место, не передвигая, и через три дня мы увидим, как вырастет растение,
похожее на то, воду которого мы дистиллировали и извлекли соль.
Растение всегда остаётся в этом состоянии, но если вы перемещаете сосуд,
то форма растения разрушается, но, тем не менее, оно возвращается к
своему первоначальному облику, если оставить его ещё на три дня – вот
один из способов палингенеза. Однако если у вас было три принципа розы,
астрализованных и отделённых от своих неоднородных частей неким
средством, соединяющим соль, сульфур и меркурий, вы сделали соль,
которая расплавилась при малейшем тепле. Это правда, говорю я, что
помещая эту соль в сосуд, вы бы увидели внутри него полное отображение
розы.
Фома Аквинский в Книге под названием «Письмо Существ» говорит, что можно с помощью хитрости и мастерства, сопровождаемых природой, в
течение одного часа добыть из семени огурца листья, цветы и плоды. Чтобы
доказать это далее, он добавляет следующую фразу: «Поскольку я увидел,
когда мы сидели за столом, что для того, чтобы начать обедать, посеяли
семя огурца в землю, приготовленную и политую специальной водой. И семя
сразу же пустило росток, у него появились листья и цветы, а затем плод,
который подали к нашему столу прежде, чем мы наполовину закончили обед
(Обед святого Фомы).
Раймонд Луллий сообщает, что если мы берём гранулу этого лекарства размером с просо и растворяем ее в воде, а
затем кладём ее в сердцевину винограда, в глубину полости орешка, то из
него искусственно родятся цветы и ветви – как он говорит, это то, что он
сделал своими руками в мае месяце.
Эта земля и подготовленная вода есть не что иное, как первое и второе магическое Небо; высшее и низшее
золото, соединённые вместе, словно принцип всех смесей, являются первой
сущностью обычного золота, в котором подобным образом находят первую
сущность огурца и винограда, то, что им даёт живую силу. Ибо тогда их
три принципа, активные и определяющие, будучи усиленными до высшей
степени природой нашего лекарства, и не действуя более на свои земные
части, окажут воздействие; огурцу и винограду не составит труда вырасти
за очень короткое время, потому что у них есть всё необходимое тепло;
иначе они оставались бы в ожидании влияния элементарного солнца. То же
самое могло бы произойти со всеми остальными растениями; так же можно
вырастить и огурец. Так же можно было бы производить виноград, яблоки,
груши, клубнику, малину, дыни, горох, и другие овощи и зерновые культуры
всех видов, так же как ананасы и другие заморские фрукты во всей своей
совершенной зрелости и добротности.

Действие нашего Эликсира на Камни

Он превращает камни, как естественные, так и искусственные, в драгоценные
камни; он убирает пятна с драгоценных камней. Когда он белый, он
фиксирует все камни, имеющие белый цвет, а также алмазы, сапфиры,
изумруды, жемчуг. Если камень зелёный, то он образует изумруды этого
цвета, если камень цвета радуги, то он образует опалы вместе с жёлтым
порошком; то есть, прежде чем он станет красным, из него делают жёлтые
камни, такие как гиацинты, жёлтые алмазы, топазы; и, наконец, с красным
порошком – из него делают карбункулы, рубины и гранаты, которые
превосходят по красоте и свойствам восточные камни. Тогда камень
поднимается на такую высокую ступень совершенства, что он вызывает стыд в
себе подобных камнях. Мы видим опыт с кристаллом, который это
лекарство превращает в алмаз, настолько чистый, сверкающий, блестящий,
тяжёлый и твёрдый, что этот алмаз – больше, чем алмаз. Однако нужно
отметить в этом опыте степень тепла, ибо кристалл кальцинировали с
помощью сильного огня; то, что происходит в дальнейшем, когда внутрь
него проникло лекарство.
Лучше следует использовать кристалл, который сделали благодаря белому камню, чьи три крупицы, добавленные в стакан с
водой источника, делают его твёрдым и прозрачным, как настоящий
кристалл.
Если мы хотим сделать жемчуг из семени восточных камней или из ракушек, берём их семена, растворяем семя в нашем лекарстве,
которое легко превратит его на слабом огне подобие густого желе. Этому
желе можно придать руками форму и любой облик и размер. Оно было,
словно жемчуг, который демонстрируют в галерее великого герцога
Флорентийского. Обычно эти жемчуга делают круглыми. Для того чтобы их
сделать, берут серебряную форму, позолоченную изнутри, хорошо
отполированную и разделённую на две части, как формы оловянных горшков.
Формируем жемчуг, аккуратно делаем в нём маленькое отверстие для того, чтобы
золотая нить, словно волос, могла пройти сквозь него. Далее заполняют
две половины формы вышеупомянутой массой с помощью золотого шпателя.
Помещают золотую нить в середину, закрывают форму, и пропускают сквозь
жемчужины нить. После чего открывают форму, кладут жемчуг на золотое
блюдце, так же как его крышку, не трогая жемчуг руками. Его высушивают в
тени таким образом, чтобы на него сверху не попадали солнечные лучи.
Когда все жемчужины сделаны и высушены, их нанизывают на золотую нить,
не прикасаясь к ним. Их окунают в винный спирт, в котором ранее был
растворён эликсир, снова достают из него жемчужины и высушивают их во
второй раз, и теперь они идеальны для использования.
У нашего Камня есть ещё две удивительные особенности: первая относится к стеклу,
которое внутри он наделяет всеми цветами, как оконные стёкла Святой
Часовни в Париже; и оконные стёкла соборов Сен-Гатьен и Сен-Марен в
городе Тура. Кроме того, камень делает стекло ковким, подобным чаше,
подаренной императору Тиберию. Речь идёт о том, чтобы придать ему
устойчивую маслянистость, которой ему не хватает для расширения, и
полностью объединить все его части таким образом, чтобы это стекло можно
было использовать на наковальне, как все металлы, откуда оно берёт своё
происхождение.
Золото во всей его красе следовало бы сравнить с этим стеклом; из него можно было бы строить дома, которые почти никогда бы
не разрушились, и сквозь которые можно было бы видеть то, что происходит
снаружи, будучи невидимым внутри посредством своего расположения.
Второе уникальное качество нашего камня или эликсира заключается в том, что
если в него обмакнуть тряпку или другую сгораемую материю, то огонь не
сможет её истребить и воспламенить, так же, как если смешать его с
обычным маслом для лампы; или его смешивают с воском, чтобы сделать из
него факелы или свечи; они будут гореть непрерывно, не угасая, особенно
если сделать фитиль, добавляя асбест, квасцы пера или золотую нить без
шёлка.
 
ПастухДата: Понедельник, 01.07.2013, 19:14 | Сообщение # 6
Группа: Удаленные





Clef du Grand Œuvre ou lettres du Sancelrien Tourangeau.

A madame L. D. L. B ***.

Avec cette Pierre, les Philosophes voient, comme dans un miroir, toutes les
choses futures ; et c'est par cette Science divine, que Moïse a écrit,
que Nostradamus a composé ses centuries que le Sage admire en secret, et
les fous méprisent publiquement, parce qu'ils n'en comprennent point le
sens mystérieux et caché.
C'est par cette science, et surtout par l'élixir au rouge, que les Philosophes se sont élevées
par-dessus le commun des hommes, en prédisant l'avenir, ils ne se sont
pas seulement contentés de parler des choses générales, ils ont éclairci
des particulières. Ils ont connu et prédit qu'il devait y avoir un jour
un Jugement universel, lequel aurait précédé la consommation des
siècles, que tous les morts ressusciteront dans leurs corps, que lors de
cette résurrection, les âmes s'y joindraient pour ne s'en plus séparés,
que les corps glorifiés seraient d'une clarté et une subtilité
incroyable, pénétrant les choses les plus solides, au lieu que les
réprouvés seront toujours dans les ténèbres et dans l'obscurité, ils
souffriront toutes sortes de martyrs, par la seule pensée qu'ils auront
du bonheur des élus, et que leur privation de la vue de Dieu sera
éternelle.
Ils ont reconnu ce qui s'est passé, lors de la création du monde, et ce qui doit arriver lors de sa fin, par l'extinction du feu
centrique, par la rupture du vaisseau qui le conserve en son entier ;
vaisseau que ce grand Dieu paraît tenir en sa main, sous la
représentation qu'ils nous en ont anciennement laissé d'un globe : ils
nous ont encore insinué sa bonté infinie, qui ne tend jamais qu'au
mieux, il ne fait point rentrer dans le néant ce qui en est une fois
sorti, lors de la consommation des siècles, exaltera sa très sainte
Majesté, élèvera le feu très pur qui est au firmament, au-dessus des
eaux célestes, donnera degré de plus fort au feu central, tellement que
toutes les eaux se résoudront en air, que la Terre sera calcinée par la
violence du feu ; de manière que ce feu, après avoir consumer tout ce
qui sera impur, subtilisera les eaux qu'il aura circulé en l'air, et les
rendra à la Terre purifiée ; en sorte que Dieu sera un monde plus noble
que celui-ci, ou habiterons tous les élus, comme Adam, notre premier
Père, dans le Paradis terrestre.
Hermès, premier Père des philosophes, longtemps avant le divin Moïse, ne nous a-t-il pas dit ;
pour moi si je craignais le jour du Jugement, et d'être damné, pour
avoir caché cette Science, je n'en aurait rien dit, et je n'écrirais
point pour l'enseigner à ceux qui viendront après moi.
Virgile, dans la 4e de ces épilogues, en interprétant la Sibylle de Cube ; a-t-il pas
prophétisé la venue de Jésus Christ, par ces paroles : Utima cumoei
venit, etc..
Platon, n'a-t-il pas écrit dans ses ouvrages tout au long de l'évangile de Saint-Jean, In principio erat verbum, jusqu'au
mot, suit homo missus a Deo ; ainsi que le rapporte saint Augustin dans
ses confidences et confessions ; quoique Saint-Jean n'ait écrit son
évangile fort longtemps après la mort de Platon.
Les philosophes, par le moyen de leur élixir peuvent composer différents miroirs, comme
miraculeux, dans lesquels on peut voir ce que les hommes écrivent et
délibèrent loin de nous, pour ou contre les intérêts, ce qui est
justifié bien clairement dans l'Ancien Testament, au livre quatrième des
Rois, chapitre 6, où Elysée, Prophète Philosophes, et possesseur d'un
de ces miroirs, découvrit au roi d'Israël, les entreprises du roi de
Syrie contre lui, celles mêmes que ce roi n'avait communiqué à aucun de
ces sujets ; qu'on lise ce chapitre en entier, et l'on verra si ce j'ai
écrit des merveilles de notre élixir, et digne, ou non, de la plus
grande attention et ferme fois ; on y voit paraître les objets
terrestres et compaques, les diaphanes et les aériens, comme sont les
esprits élémentaires, invisibles au commun des hommes, avec leurs
opérations et constellations, ce qui est encore justifié dans ce que
rapporte Elysée, au même chapitre cité.
Il représente encore un homme absent, comme s'il était présent ; quand il y avait entre les deux
personnes plusieurs centaines de lieues de distance, elles se parleront
et recevront réponse aussi intelligiblement, comme si elles n'étaient
éloignées que de quelques pas ; bref elles peuvent s'écrire, comme vous
pouvez le comprendre, dans à pays tout ce qui se passe dans les autres,
sans envoyer les lettres ni courrier.
Ils peuvent y voir à découvert, et sans peine, ce que le Ciel et la Terre ne sauraient concevoir, et
par leur moyen, trouver le Mercure des Philosophes, et le voir aussi
clairement que si on le tenait dans ses mains ; on y distingue sa
couleur, qui est de saphir, mêlé de blanc.
Ils peuvent également, par le moyen de leurs miroirs, voir le leur soufre qui est de couleur
chélidoine, riche trésor de la ne nature végétative, en trouver et
pouvoir en cueillir en telle abondance qu'ils désireront, sans jamais
risquer d'en trouver la fin, et de ces deux matières, composer un
nouveau miroir qui ne paraîtra que rouge, mais si rempli de feu, que par
le moindre mouvement ou agitation, il brûlerait et consumerait, à une
certaine distance, tout ce qui se rencontrait, aussi promptement, comme
le feu du tonnerre, de la même manière qu'Elie fit aux soldats d'Acab,
voyez le chapitre premier du quatrième Livre des Rois, où est la preuve
de ce que j'avance.
Ils en peuvent faire encore un autre, qui représentent tous ce qui est dans l'air mobile et immobile, selon qu'il
est fait sous la juste constellation. On en voit des effets surprenants,
mais naturels à ceux à qui Dieu fait la grâce d'en connaître la vertu.
Et enfin, un dernier miroir ardent, également utile par sa partie
concave que convexe, ce miroir peut rendre les rayons du soleil si
multipliés, qu'il peut de très loin brûler et détruire des villes
entières, consumer des armées de mer et de terre, comme il l'est
rapporté que firent autrefois Archimède, sur les vaisseaux de Metellus,
qui assiégeait Syracuse et Procolle, quand les Turcs voulurent prendre à
une première fois Constantinople, à quoi il ne fera ne serait jamais
parvenu, s'il ne fut mort avant le dernier siège, à moins que la taille
ce fut fait de nuit, sans clair de lune.
La manipulation de ces miroirs est très facile, si l'on sait composer les eaux qui séparent
l'obscurité des métaux, et ensuite en former ce métal, duquel ils sont
fait, dont la glace doit conserver une couleur or rouge comme le sang ;
on fait fondre la matière, on la laisse refroidir jusqu'à ce qu'il s'en
forme une glace, le que l'on polit soigneusement.
On forme après cela les miroirs physiques, et on leur donne les règles de la
dioptrique, il faut que toutes ces opérations soient achevées en peu de
temps, afin que la matière resplendissante qui sert à leur faire
représenter nos merveilles, soit dans sa plus grande force, et qu'alors
en éprouvant les miroirs au soleil du à la lune, il fasse une très belle
lumière.
C'est cette lumière qui illumine l'homme dans un instant, lui fait comprendre toutes les langues, qui lui fait pénétrer le fond de
la mer, les entrailles de la terre, la création du monde, et parties
des miracles de Dieu, dans l'ordre qui y règne ; on y voit, comme dans
la page d'un livre, ce que la terre contient sur sa superficie, à la
distance de l'horizon ; en un mot ceux qui sont assez heureux de savoir
composer de semblables miroirs, quelques méchants hommes qu'ils fussent
auparavant, quelque fausse religion qu'ils professassent ; fussent-ils
les plus grands athées qui aient encore paru, sont tout d'un coup changé
dans leur cœur, deviennent tout à fait gens de bien et dans la plus
haute vertu.
Outre ces miroirs que l'on peut faire avec ce métal composé, on en fait encore les véritables talismans, anneaux, cachets,
images et figures magiques de nos ancêtres ; et selon les influences des
planètes qui ont servi à leur composition, ils opèrent diverses
merveilles ; car alors cette matière contenant en puissance et acte les
vertus du ciel et de la terre, par le mariage, pour ainsi dire, que l'on
fait des signes célestes, avec les corps métalliques ; ils opèrent une
infinité de miracles, qui ne seront cru après l'expérience.
De plus, on peut encore, sur ce métal rougi au plus grand feu, marcher hardiment,
sans se brûler ; on en fait des balles et menu plomb pour la chasse,
qui tueront dans seul coup deux ou trois douzaines de perdrix, si elles
étaient attroupées et, à peu de distance, sans qu'il s'en sauvât aucune ;
on en fabrique des épées, des sabres, des poignards, des piques et des
couteaux, doués d'une si grande force pénétrative, qu'ils perceront les
corps les plus durs. Un homme serait invulnérable quand il ne porterait
qu'un casque de ce métal de la sorte que les balles des mousquets, les
boulets de canon, les bombes, grenades, les carcasses, et autres armes
meurtrières ne pourraient jamais faire la moindre meurtrissure à la
personne ; au contraire, elles se rompraient aussitôt en mille pièces,
et les éclats renvoyés à leur source, iraient plus loin en renversant,
d'où ils seraient venus.
Il en est de même des ornements des chevaux, car si on leur fait avec ce métal des mors, des reines, et des fers,
ils pourront galoper devant une batterie de canons, sans craindre d'être
endommagés ni blessés en façon quelconque.
De ce même métal, au fond des vases de cuisine, soit pour boire ou pour manger ; si l'on vient à y
mettre du poison de quelque qualité et qu'il soit, aussitôt le vase sue
et chasse en dehors plusieurs grosses tâches, que l'on reconnaît
facilement être la malignité d'une chose vénéneuse, pour laquelle on ne
saurait prendre un meilleur contrepoison, que la matière même qui sera
restée dans le vase.
Par le moyen de ce métal, ont peut causer des tempêtes sur la mer, les apaiser, faire continuer le calme, faire régner
les vents d'Est, Ouest, Nord-Est, faire engendrer des nuées, les
dissipé, faire paraître le soleil, faire pleuvoir, tonner, neiger,
grêler, en tout temps.
Il est aussi capable d'empêcher que personne ne puisse dire ni penser du mal de celui qui en porte, il l'éclaire, et
lui fait contenter les esprits bizarres ; il lui fait enfin expliquer et
résoudre les arguments les plus équivoques, et les énigmes les plus
difficiles, comme Salomon fit à la reine de Sabbat, et Daniel au roi
Nabuchodonosor, ainsi que Joseph au Roi pharaon.
Voyez l'histoire du prophète Daniel chapitre 2 et 4, et pour Joseph, dans le livre de la Genèse, chapitre 40 et 41.
Si l'on remplit un tonneau d'eau de pluie, qu'on la laisse croupir,
qu'ensuite on sépare l'eau claire et azurée de ses impuretés, qu'on
l'expose au soleil dans un vaisseau de bois, et qu'on y jette dedans une
goutte de notre huile incombustible, on voit qu'il se lève des
ténèbres, comme lors de la création de l'univers, ce qui fait justement
dire à Hermès, dans sa table d'émeraude, ainsi le monde a été créé.
Après quoi, si on en met deux gouttes, la lumière se sépare des ténèbres,
enfin, si l'on en remet consécutive trois, quatre, cinq et six gouttes,
on y voit clairement tout ce qui s'est passé dans les six jours de la
création, ce que Moïse nous a si savamment détaillé par la permission de
Dieu.
Cela paraît si admirable et si incompréhensible, qu'il est impossible d'en pouvoir, par écrit, donner en détail les circonstances ;
l'on aurait même de la peine à croire, si j'avançais qu'on y voit
passer, comme dans une procession, tous les hommes de nom qui ont
possédé le secret depuis Adam, jusqu'au dernier d'aujourd'hui décédé, et
qu'on les y reconnaît très distinctement, et la différence du sexe.
L'on y voit quel corps Adam et Eve ont eu avant leur chute, qu'elle a été le
serpent, l'arbre et le fruit défendu ; ce que c'est que le paradis
terrestre, où il est situé ; l'on y voit en quel corps les justes
ressusciteront, et ce que nous avons reçu d'Adam, quelle est cette chair
et ce sang qui est né et engendré en nous par le saint Esprit et l'eau ;
car nous ne ressusciterons pas dans le corps que nous a laissé Adam
par héritage, mais en chair et sang régénéré par le saint Esprit et
l'eau, et tel corps Jésus Christ notre sauveur est monté au Ciel
Si l'on prend les sept métaux, selon leurs planètes, dont on imprime la
figure dans leur heure propre, que l'on mette tous ces métaux dans un
creuset, et suivant l'ordre que ces planètes tiennent dans le ciel, en
commençant par Saturne, que l'on ferme les fenêtres de la chambre où
l'on fait l'opération. on sera entouré d'une flamme céleste, qui aura
été occasionné par cette de l'élixir que l'on aura versé dans le creuset
pour faire fondre les métaux, tout ce qui est alors dans la chambre,
paraîtra au reluisant que le soleil : on voit sur sa tête tout le
firmament, comme il est représenté au Ciel étoilé, on voit le soleil, la
lune et les planètes, avec leur même mouvement qu'ils font toute
l'année ; mais enfin tout disparaîtra disparaît dans un quart-d'heure.
Si l'on prend encore un peu de notre pierre avec de l'eau de pluie, que
l'on mette le tout dans un vase bouché, dont la troisième partie soit
vide, et que l'on le mette dans un lieu où il ne puisse être ébranlé en
façon quelconque, on verra dans la pleine lune cette eau augmenter
tellement que le vase en sera totalement plein, dans le décours de la
lune, l'eau diminuera à proportion, comme elle l'avait augmenté, et
cependant elle retiendra toujours son même poids et sa même qualité.
Si à chaque pleine lune, quand elle est sur notre horizon, l'on se retire
en particulier dans un jardin, et que l'on jette de notre poudre dans de
l'eau de pluie ; peu à peu il montera des exhalaisons avec grande
force, jusque dans la concavité de la lune, et si l'on continue chaque
mois cette opération, il n'y aura aucun Philosophe qui ait la
connaissance de la Pierre des Sages, dont on ne sache le nom et la
demeure ; car chacun en même temps sortira de sa maison, le et tournera
les yeux vers le Ciel et les quatre parties du monde, il remarquera que
cet ouvrage ne peut être fait que par un vrai Philosophe, et ayant la
même science et au même temps de la pleine lune par de semblables
opérations, il répondra aux premiers Philosophes qui, par ce moyen sera
connu, et il connaîtra ainsi tous ceux qui vivent sous l'horizon.
Pour ce sujet, la même nuit qui lui aura ait été répondu par une semblable
flamme, il faudra s'oindre les tempes avec de notre élixir blanc, prier
Dieu dévotement qu'il nous fasse la grâce de connaître celui qui aura
répondu, arrêtant fortement son imagination dans ce seul désir, il
s'endormira ; et quand on est éveillé, on rappelle dans sa mémoire ce
que l'on a vu pendant la nuit, et l'on sait en même temps le nom et la
demeure de tous les Philosophes voisins, et sous l'horizon ; que si l'on
ne pouvait pas les trouver tout d'un coup, ils feraient les premiers
les démarches pour venir ; s'imaginant vraisemblablement que le nouveau
Philosophes n'auraient pas encore l'entière révélation de tout le
secret.
Les Philosophes se font aimer de qui ils veulent, se font respecter partout, s'approprient la science des autres, peuvent inventer
des machines, où un seul homme dans un métier, travaillera et gagnera
plus dans un jour, que cinquante autres hommes ne sauraient ne feraient
dans le même métier, en y suivant les routes ordinaires ; ils ont de la
hardiesse dans ce qu'ils entreprennent ; et dans les batailles, ils
gagnent toujours la victoire, pourvu cependant qu'il porte la Pierre sur
eux, qui les empêchent pareillement d'être frappé du tonnerre ; enfin,
cet élixir rend ceux qui en usent d'une sagesse si angélique, il ne se
trouve rien dans l'univers qu'ils ne connaissent, depuis le cèdre du
Liban, jusqu'à l'hysope de sur les murailles ; ils connaissent encore
les vertus et propriétés de tout ce qu'il y a sur la terre, et savent
tirer du plus grand poison les médecines les plus salutaires.
Celui qui use de notre élixir, pendant neuf matin, et s'en frotte les tempes,
est rendu si léger, qu'il lui semble être tout d'air, capable de
pouvoir voler, comme les oiseaux, et se rendre comme invisible, par sa
grande agilité. Je ne dirais plus rien, étant juste de conserver quelque
chose pour une troisième lettre ; je répondrais seulement à ce
qu'opposent les Sophistes, contre les guérisons miraculeuses que nous
faisons.
 
ПастухДата: Понедельник, 01.07.2013, 19:15 | Сообщение # 7
Группа: Удаленные





Ключ к Великому Деланию,
или письма СансельрьенаТуранжо

Для мадам Л. Д. Л. Б. **Алхимические Трактаты

Благодаря этому Камню Философы видят, словно в зеркале, все события будущего. И
именно благодаря этой божественной Науке, которую описал Моисей, а
Нострадамус сочинил центурии, которыми втайне восхищается Мудрец, а
безумцы публично презирают, потому что они совсем не понимают тайный,
заложенный в этом смысл.
Благодаря этой науке, и особенно благодаря красному эликсиру Философы возвысились над обычными людьми, предсказывая
будущее. Они довольствуются не только разговорами об общих вещах, но и
разъяснили частные явления. Они узнали и предсказали день всемирного
Суда, который предшествовал бы окончанию веков, чтобы все смертные
воскресли в своих телах и чтобы во время этого воскрешения души
соединились с ними для того, чтобы больше не разделяться, чтобы
прославленные тела были невероятно ясными и лёгкими, проникая в самые
твёрдые вещества, в то время как отверженные всегда будут во мраке и
тьме, они будут страдать, словно мученики из-за мысли, что они получат
счастье избранных, и их отдаление от Бога будет вечным.
Они узнали то, что случилось при сотворении мира и то, что должно произойти при его
кончине из-за угасания огня, из-за разрушения сосуда, который его
хранит; это сосуд, который великий Бог держит в своей руке в виде
глобуса, который они нам прежде оставили, они нам передали его
бесконечную доброту; и он стремится только к лучшему. Он не даёт
вернуться в небытие; и то, что из него однажды вышло при скончании
веков, прославит его святейшее Величество, поднимет чистый огонь,
являющийся небесным, выше небесных вод, даст более сильную степень
центральному огню таким образом, что все воды растворятся в воздухе, и
Земля будет кальцинирована неистовством огня; таким образом, что этот
огонь, поглотив то, что будет нечистым, истончит все воды, которые он
циркулирует в воздухе, и вернёт их на очищенную Землю таким образом, что
Бог будет более благородной вселенной, чем он, где будут жить все
избранные, словно Адам, наш первый Отец в земном Раю.
Гермес, праотец философов, задолго до божественного Моисея сказал нам: «Если бы я
боялся дня страшного Суда и проклятия за то, что я утаил эту Науку, я
бы ничего об этом не сказал, и я бы ничего не писал для того, чтобы
обучить этой науке тех, кто придёт после меня».
Вергилий, в четвёртом своём эпилоге, интерпретируя Сивиллу из Кубы, напророчил приход Иисуса Христа.
Платон написал в своих работах на всём протяжении евангелия святого Иоанна от
«Вначале было слово» до «Человек, посланный от Бога»; так же об этом
сообщает святой Августин в своих секретных сообщениях и исповедях,
несмотря на то, что святой Иоанн очень долгое время не писал своё
евангелие после смерти Платона.
Философы с помощью своего эликсира могут сделать различные чудотворные зеркала, в которых можно видеть всё,
что люди пишут и обсуждают далеко от нас. Это то, что ясно объяснено в
Ветхом Завете, в четвёртой книге Царств, глава шестая, где Елисей,
Провидец Философов и обладатель одного из этих зеркал, раскрыл королю
Израиля заговоры короля Сирии против него, даже такие, о которых король
не сообщил ни одному из своих подчинённых. Прочтите полностью эту главу,
и вы увидите, написал ли я о чудесах нашего эликсира достойно. В нём
видны земные предметы, прозрачные и воздушные, коими являются
элементарные спирты, не видимые обычным людям, со своими опытами и
созвездиями; то, что изложено в том, что сообщает Елисей в той же
цитируемой главе.
Он изображает отсутствующего человека так, как если бы он присутствовал, когда между двумя людьми расстояние в несколько
сотен километров. Они будут говорить друг с другом и получать ответы так
же ясно, как если бы они находились в нескольких шагах друг от друга.
Они могут переписываться, как вы понимаете, в стране о том, что
происходит в других странах, не посылая писем и гонцов.
Они без труда могут видеть то, что Небо и Земля не смогли бы постичь, и с помощью
этого обнаружить Меркуий Философов и видеть его так же ясно, как если бы
они держали его в своих руках; различали бы его цвет – цвет сапфира,
смешанный с белым.
В равной степени они могут посредством своих зеркал видеть свой сульфур цвета чистотела, богатое сокровище
растительной природы, найти и собрать его в том количестве, в каком
пожелают, не находя ей конца и края, и из этих двух материй сделать
новое зеркало, которое будет красным, но настолько наполненным огнем,
что при малейшем движении оно сожгло бы и поглотило на определённом
расстоянии всё, что повстречалось бы ему на пути так же быстро, как
молния – то же, что сделал Эли с солдатами Акаба; смотрите первую главу
четвёртой Книги Царств, где есть доказательство того, что я рассказываю.
Они также могут сделать из этого другое вещество, представляющее все, что
находится в подвижном и неподвижном воздухе согласно тому, что оно
сделано под правильным созвездием. В нём видны удивительные действия, но
естественные для тех, кому Бог оказал милость узнать его силу. И,
наконец, последнее пламенное зеркало, в равной степени полезное
благодаря своей вогнутой дугообразной части. Это зеркало может так
приумножить и усилить солнечные лучи, что оно издалека может сжигать и
уничтожать целые города, поглощать сухопутные и морские войска, как это
прежде сделал Архимед с кораблями Метелла, осаждавшего Сиракузы и
Проколлу, когда Турки захотели за один раз взять Константинополь, до
которого он бы никогда не добрался, если бы не был убит перед последней
стоянкой, и это было сделано ночью, без лунного света.
Управление этими зеркалами очень легкое, если вы умеете составлять воды, отделяющие
темноту от металлов, а затем образовать из этого металл, из которого
они сделаны, чей лед должен сохранять красный, словно кровь, цвет.
Плавим материю, оставляем ее охлаждаться до тех пор, пока из нее не
образуется лед, и осторожно шлифуем его.
После этого создаем физические зеркала и придаём им диоптрические образцы. Нужно, чтобы все
эти операции были завершены за очень короткий срок с той целью, чтобы
блистательная материя, служащая для изображения наших чудес, была в
своей наибольшей силе, и чтобы, испытывая зеркала на Солнце и Луне,
Солнце испускало красивейший свет.
Именно этот свет озаряет человека за одно мгновение, заставляет его понимать все языки, проникать в
глубину моря, в недра земли, в сотворение мира, в божественные чудеса, в
порядок, царствующий там. В нём видно, словно на странице книги, то,
что содержит земля на своей поверхности, на расстоянии горизонта. Одним
словом, те, кто довольно счастлив, что знает, как создавать подобные
зеркала, некие злоумышленники, коими они были прежде, некая
псевдорелигия, которую они исповедовали – они были великими атеистами,
которые появляются до сих пор. Они изменились и полностью стали хорошими
высокодобродетельными людьми.
Помимо этих зеркал, которые можно сделать из этого сложного металла, из него ещё делают настоящие
талисманы, кольца, печати, магические изображения и образы наших
предков. И согласно влияниям планет, которые послужили их изготовлению,
они творят различные чудеса; ибо тогда эта материя содержит в своей
власти и действии силы неба и земли посредством супружества, так
сказать, с помощью металлических тел создают небесные знаки; они
совершают бесконечные чудеса, в которые можно поверить после проведения
опыта.
Кроме того, по этому металлу, раскалившемуся от сильнейшего огня, можно смело ходить, не боясь обжечься. Из него делают маленькие
свинцовые пули для охоты, которые с одного раза убьют две или три дюжины
куропаток, если они соберутся толпой и на небольшом расстоянии; из них
ни одна не спасётся. Из них изготавливают мечи, сабли, кинжалы, пики и
ножи, наделённые такой пронизывающей силой, что они проткнут самые
твёрдые тела. Человек был бы неуязвимым, если бы носил шлем из этого
металла; пули мушкетов, ядра пушек, бомбы, гранаты, каркасы и другие
смертельные оружия никогда не смогли бы причинить какой-либо вред такому
человеку, наоборот, они сразу же рассыпались бы на тысячи кусочков, а
осколки, возвращённые к их источнику, ушли бы далеко, переворачиваясь и
опрокидываясь, туда, откуда бы они пришли.
Из него делают украшения для лошадей, ибо если им сделать из этого металла удила и подковы, то
они смогли бы скакать галопом перед пушечными батареями, не боясь быть
повреждёнными и раненными кем-либо.
Если на дно кухонной посуды для напитков или для еды, из того же металла, положить какой-нибудь яд, то
посуда сразу же запотеет и покроется снаружи крупными пятнами – по этому
признаку легко определяется вредоносность ядовитого вещества, для
которого лучшим противоядием будет та самая материя, которая останется в
посуде.
Посредством этого металла можно вызывать бури и шторм в море, усмирять их, продолжать штиль, управлять ветрами Запада, Востока,
Северо-Востока, рождать тучи, рассеивать их, заставлять всходить солнце,
вызывать дожди, гром, снег, град в любое время.
Он также способен воспрепятствовать человеку говорить или думать плохо о том человеке,
который его носит, он его просвещает, он заставляет его удовлетворять
странные умы; наконец, он заставляет его объяснять и решать самые
двусмысленные доводы, самые сложные загадки, как это делал Соломон у
королевы Саббата, Даниил у короля Навуходоносора и Иосиф у фараона.
Изучите историю прорицателя Даниила, глава 2 и 4, и историю Иосифа в Книге Бытия, глава 40 и 41.
Если вы наполните бочку дождевой водой, пусть она настоится, затем отделите
чистую лазурную воду от её примесей, оставьте её на солнце в деревянном
сосуде, налейте внутрь одну каплю нашего негорючего масла, и вы увидите
то, что поднимается из тьмы, словно во время сотворения вселенной; это
то, что заставило Гермеса справедливо сказать в своей «Изумрудной
Скрижали»: «Так был сотворен мир».
После чего, если налить туда две капли, свет отделится от тьмы. Наконец, если туда последовательно налить
три, четыре, пять и шесть капель, то там отчетливо можно увидеть все,
что произошло за шесть дней сотворения мира – то, что Моисей нам так
искусно в деталях изложил по благоволению Бога.
Это кажется таким восхитительным и непостижимым, что невозможно суметь письменно подробно
изложить все обстоятельства. Даже вряд ли можно было бы поверить, если
бы я продвинулся вперёд, в то, что, словно в процессии, все люди
проходили, и они владели бы тайной со времён Адама и до последнего
умершего сегодня, и что их отчётливо можно было бы там узнать, и
различить их пол.
В нём видно, какие тела были у Адама и Евы перед их падением, что это была змея, дерево и запретный плод; это земной рай,
где он расположен. В нём видно, в каких телах воскреснут праведники и
то, что мы получили от Адама, какая это плоть и кровь, рождённая и
зарождённая в нас святым Духом и водой, ибо мы не воскреснем в теле,
которое Адам оставил нам в наследство. Но из плоти и крови, возрождённых
святым Духом и водой, из такого тела наш спаситель Иисус Христос
поднялся в Небо.
Если вы возьмёте семь металлов согласно их планетам, чей образ запечатлевается в соответствующий час, положите все эти
металлы в тигель, и, следуя порядку, в котором планеты вращаются в небе,
начиная с Сатурна, закройте окна комнаты, где происходит эта операция.
Вы будете окружены небесным пламенем, появившимся благодаря эликсиру,
который вы нальёте в тигель для того, чтобы расплавить металлы. Тогда в
комнате появится сияющее солнце. На его голове виден целый небесный
свод, будто он изображен в виде звездного Неба; видно солнце, луну и
планеты в их движении, происходящем весь год; но, в конце концов, всё
исчезнет через четверть часа.
Если вы возьмёте ещё немного нашего камня с дождевой водой, положите всё это в закрытый сосуд, треть
которого должна быть пустой, и положите его туда, где никто не смог бы
его сдвинуть с места; и при полной луне вы увидите, как эта вода
приумножится настолько, что сосуд полностью наполнится ею. При убывающей
луне вода уменьшится на такое количество, на какое она увеличилась, но,
однако, она всегда будет сохранять свою массу и свойство.
Если при каждой полной луне, когда она на нашем горизонте, вода особенно
отступает в сад, бросьте наш порошок в дождевую воду, и постепенно он
поднимется из испарений с огромной силой прямо в полость луны. Если
продолжать это действие каждый месяц, то не останется ни одного
Философа, который не познакомился бы с Камнем Мудрецов, название и
местонахождение которого не знают, ибо каждый одновременно выйдет из
своего дома, поднимет свои глаза к Небу и к четырём частям Вселенной, и
он заметит, что эта работа может быть совершена только истинным
Философом. И владея этой наукой во время полной луны посредством
подобных операций, он ответит первым Философам, будучи узнанным
благодаря этому средству, и он также узнает всех тех, кто живёт под
горизонтом.
По этому поводу, в ту ночь, которая ему ответит подобным пламенем, нужно будет намазать виски нашим белым эликсиром, набожно
помолиться Богу, чтобы он оказал нам милость и позволил узнать того, кто
нам ответит, крепко сдерживая своё воображение в этом единственном
желании; он уснёт. И когда вы проснётесь, вы вспомните то, что видели
ночью, и в то же время вы узнаете имя и местонахождение всех близких
Философов и тех, что под горизонтом. Если бы вы не смогли найти их
сразу, то они сами бы сделали к вам первые шаги, вероятно, представляя
себе, что новые Философы ещё не раскрыли полностью всей тайны.
Философы влюбляют в себя тех, кого захотят, заставляют уважать себя повсюду,
присваивают себе науку других, изобретают механизмы, где один человек в
каком-либо ремесле за один день заработает больше, чем пятнадцать других
человек, которые не смогли бы этого добиться, занимаясь этим, следуя
обычными путями; они смелы в том, что они предпринимают. И в сражении
они всегда одерживают победу, при условии, что они несут на себе Камень,
который также бережёт их от удара молнии. Наконец, этот эликсир
наделяет тех, кто им пользуется, ангельской мудростью. Во вселенной нет
ничего, чего бы они ни знали: от ливанского кедра до иссопа на стенах.
Они также знают свойства и особенности всего, что есть на земле; и умеют
извлекать из сильнейшего яда спасительные лекарства.
Тот, кто использует наш эликсир в девять утра, натирает им виски, тот становится
таким лёгким, что ему кажется, что он весь соткан из воздуха и способен
летать, как птицы, и становиться будто бы невидимым благодаря своей
великой лёгкости. Я бы ничего не хотел больше сказать, справедливо
приберегая кое-что для третьего письма; я бы лишь ответил возражениям
Софистов против чудотворных исцелений, которые мы совершаем.
 
ПастухДата: Понедельник, 01.07.2013, 19:15 | Сообщение # 8
Группа: Удаленные





Ключ к Великому Деланию или письма Сансельрьена Туранжо войдут в первый том "Сокровищница Алхимических Трактатов" и еще 44 трактата, который
будет скоро издаваться ограниченным тиражом:

Ириний Филалет “Фонтан алхимической истины”
Парацельс “Сокровище сокровищ”
Джордж Рипли “Краткое изложение”
Джордж Рипли “Видение”
Роджер Бэкон “Зеркало алхимии”
Ван Гельмонт “Секрет эликсира бессмертия или алкагеста”
Парацельс “О трех основных сущностях”
Рипли “Книга двенадцати врат”
Книга естественной философии металлов Бернарда Тревизанского
Евгений Филалет “Метаморфоза металлов”
Парацельс “О тинктуре философов”
Бенджамин Мусафия “Письмо о питьевом золоте”
Бернард Тревизан “Вещий сон”
Аллегория Мерлина
Алзе “Краткий трактат о философском камне”
Аноним “Книга двенадцати дверей Алхимии”
Жерар де Кремона “Питьевое золото древних”
Бернард Тревизанский “О природе философского яйца”
Гебер “Сумма совершенств”
Беседа Марии и Ароса о магистерии Гермеса
Парацельс “Метод экстракции меркурия из всех металлов”
Лиможон “Письмо одного философа”
Роджер Бэкон “О философском камне”
Раймонд Луйли “Свет меркурия”
Турба ( собрание) философов
Гермес “Семь трактатов, или семь золотых глав
Глаубер “Трактат об универсальном лекарстве”
Теодор Сильва “Компендиум алхимии”
Дон Белин “Эликсир философов”
Жорж Ораш “Сад сокровищ”
Рипли “Секретнейшая книга”
Аноним “Пир мудрецов”
Сансельрьен Туранжо “Ключи великой работы”
Лиможон “Беседа Евдокса и Пирофила”
Лиможон “Письмо истинным последователям Гермеса’’
Аноним “Ключ Герметической науки”
Глаубер “Тинктура золота”
Филовит “Философское письмо”
Курант “Великое творение”
Эгидиус де Вадис “Диалог между природой и сыном философии”
Аноним “Единственно верный путь”
Синезиус "Истинная книга о философском камне"
Михаэль Майер "Символы золотого стола"
Аноним "Трактат о материи философского камня"
Аноним "Typus Mundi"
 
ПастухДата: Пятница, 05.07.2013, 18:40 | Сообщение # 9
Группа: Удаленные





Я думаю что на меня не обидится хозяин этого форума и сайта, но совсем недавно с вашей стороны и со стороны Promela в наш адрес прозвучало не держав в руках и не прочитав переводы - критика, что вы считаете что наши переводы "дешевый транслит с английского и даже не французского".

В этих статьях я бы хотел указать ваш не профессионализм и не знания грамматики французского и допущенные вам не простительные ошибки в переводах.

Ниже я приведу примеры для думающих людей ( если конечно вы не удалите этот пост) вы можете указывать критикой на других, но готовы ли вы принять критику о вас? Если готовы, тогда вперед

Разберем здесь переводы ваши под ником Архонт, затем Симона и издательства Энигма.

Начнем с вас:

Теперь приведем пример серьезных ошибок, тех или иных переводчиков с французского. Первый переводчик называет себя псевдонимом Архонт. Он
переводил текст Раймонда Лулли ( КЛЮЧИ

RAYMOND LULLE DE MAJORQUE)....Эта глава взята из его перевода на его сайте ( http://alchemy.ucoz.ru/)



"ГЛАВА VII НАШЕ ВЕЛИКОЕ ДЕЛАНИЕ В БЕЛОМ И КРАСНОМ ЦВЕТЕ.

Затем сделай сплав одной унции настоящего Солнца с тремя унциями обычной ртути и помести это на Меркурии Луны. Взболтай

сильно, чтобы все хорошо смешивалось. Запечатай сосуд и

помести его в печь, регулируя огонь первой, второй и третьей степени. В буквальном смысле, вещество станет черным как уголь;

мы говорим, что наблюдается затмение Солнца и Луны. Именно настоящий союз
производит ребенка, Серу, большое количество смягченной крови."

Вот оригинал на французском:

CHAPITRE VII

DE NOTRE GRAND-ŒUVRE AU BLANC ET AU ROUGE.

Puis faites un amalgame d'une once de vrai Soleil avec trois onces de
mercure vulgaire et mettez-le sur le Mercure de la Lune. Agitez
fortement pour bien mélanger. Lutez le vaisseau avec soin et mettez-le
dans le fourneau, en réglant le feu au premier, second et troisième
degré.

Au premier degré, la matière deviendra noire comme du charbon ; on dit alors qu'il y a éclipse de Soleil et de Lune. C'est la
véritable conjonction qui produit un enfant, le Soufre, plein d'un sang
tempéré.

Ошибку серьезную допустил переводчик в этом предложении:

"В буквальном смысле, вещество станет черным как уголь;

мы говорим, что наблюдается затмение Солнца и Луны". ( Au premier degré,
la matière deviendra noire comme du charbon ; on dit alors qu'il y a
éclipse de Soleil et de Lune. )

Это Au premier degré - переводчик перевел как "в буквальном смысле" когда с французского это переводится
как первая степень (имеется виду первая степень огня, так как о нем шла
речь немного выше в тексте.

Вторая ошибка в предложении C'est la véritable conjonction qui produit un enfant, le Soufre, plein d'un sang tempéré.

Ошибка в "смягченной крови" слово tempéré - прилагательное, звучит как
умеренная кровь, а не смягченная. И такие катастрофические ошибки уже
не дадут многим интерпретировать ценные метафоры Адепта Лулли.

Но более точно звучать будет это предложение как:
"Именно настоящий союз производит ребенка, Серу, наполненную умеренной
кровью." - (C'est la véritable conjonction qui produit un enfant, le
Soufre, plein d'un sang tempéré.)

Подобных неточностей в данном тексте предостаточно, поскольку почтенный Архонт допускает ошибки в
своих переводах, но всячески обсуждает переводы других людей, превознося
свои переводы. Но, как видите, его переводы очень и очень не точные, и
поэтому вести практику на таких переводах не стоит, если только читать с
целью общего ознакомления.
 
ПастухДата: Пятница, 05.07.2013, 18:41 | Сообщение # 10
Группа: Удаленные





Теперь о Симоне:

Некий Гай Симон с форума переводит алхимические тексты (http://sibylla.forum24.ru/?1-3-0-00000001-000-0-0-120..) вы можете увидеть и сравнить переводы, какие более точны для практики.

Указывать ошибки тут мы не будем, оставляем эту работу сравнения - вам.

Переводит тексты Луллия:

Для сравнения его перевод: ( ШАПИТР 1

Материя Камня

Давайте таким образом начнем во-первых знакомиться с материей нашего Камня; В
наших объяснениях мы заменили вещи, чуждые нашей Магистерии (Духовному
исканию) их подобиями; и хотя наш Камень составлен из Единственной вещи,
тройственность передачи относится к его сущности и его принципам, в
которые мы не добавили никаких странных вещей, но и не убавили;

Мы описали также, три типа Камня , а именно, минеральный, животный и
растительный, хотя имелся только Единственный камень в нашем Искусстве;
мы хотим, о дети учения, ознакомить вас с соединением содержащим три
вещи, а именно, Душу, Дух(разум) и Тело.

Камень назван минеральным, потому что имеется Рудник; животным, потому, что у него
есть Душа; растительным, потому что он растет и увеличивается, в чем
скрыта вся тайна нашей Магистерии (Духовного искания),
Это явлено Солнцем, Луной, и Живой Водой; и эта Живая Вода - Душа и жизнь тел,
которой наш Камень оживлен; по этой причине мы называем ее Небом,
Огнестойкой Квинтэссенцией, и другими бесконечными именами;
тем более, что Она почти непортящаяся и как Небо в постоянном кругообращении
своих изменнений; таким образом это ясная демонстрация вам материи
нашего Камня во всем его объеме.)

Теперь оригинал текста:

CHAPITRE PREMIER

De la matiere de la Pierre.

Commençons donc premierement à faire connoître la matiere de notre Pierre; car
nous avons appliqué des choses étrangéres à notre Magistere par leurs
similitudes; toutefois notre Pierre est composée d’une seule chose,
trine par rapport à son effence et à son principe, à laquelle nous
n’ajoûtons aucune chose étrange, ni ne la diminuons pas; nous avons
décrit aussi trois Pierres; à sçavoir la minérale, l’animale et la
végétale, quoiqu’il n’y ait seulement qu’une pierre en notre Art; nous
voulons, ô enfans de doctrine, vous signifier que ce composé contient
trois choses, à sçavoir ame, esprit et corps. Il est appelé minéral,
parce qu’il est une miniere; animal, parce qu’il a une ame; végétal,
parce qu’il croît et est multipliée, en quoi est caché tout le secret de
notre Magistere, qui est le Soleil, la Lune, et l’Eau-de-vie; et cette
Eau-de-vie est l’ame et la vie des corps, par laquelle notre Pierre est
vivifiée; pour cette raison nous la nommons Ciel, quintescence
incombustible, et autres noms infinis; d’autant qu’elle est presque
incorruptible, comme est le Ciel dans la circulation continuelle de son
mouvement; ainsi par cette claire démonstration vous avez la matiere de
notre Pierre en toute son étendue.

А это кусок перевода Медеи Колхидской ( весь текст войдет в первый том):

"ГЛАВА I

О материи Камня

В первую очередь, мы расскажем о материи нашего Камня; хоть мы и
добавляли в наш Магистерий посторонние вещества с помощью их подобия,
тем не менее, наш камень состоит из одного вещества, тройственного в
своей сущности и своем принципе, к которому мы не добавляем ничего
постороннего и не сокращаем его; также мы описали три Камня, а именно
минеральный, животный и растительный, хотя в нашем Мастерстве существует
только один камень. О, дети учения, мы хотим отметить, что этот состав
содержит три вещества, а именно душу, дух и тело. Его называют
минеральным, так как он является рудником; животным – так как у него
есть душа; растительным – так как он растет и приумножается. Во всем
этом скрыта вся тайна нашего Магистерия, который является Солнцем, Луной
и Водой Жизни. Эта Вода Жизни является Душой и Жизнью тел, с помощью
которой наш Камень оживает. По этой причине мы его называем Небом,
невозгораемой квинтэссенцией и многими другими именами; более того, он
почти не разрушим, как Небо при постоянной циркуляции своего движения.
Таким образом, благодаря этому ясному представлению у вас есть полный
объем знаний о материи нашего Камня."
 
ПастухДата: Пятница, 05.07.2013, 18:42 | Сообщение # 11
Группа: Удаленные





Издательство "Энигма", переводило тоже в серии Алый Лев, некоторые трактаты с французского: ( http://aenigma.ru/php/content.php?razdel=serii&pa..)

1) Эжен Канселье «Алхимия»
2) Клод д'Иже «Новое Собрание химических Философов. Очерк Великого Делания по следам лучших авторов»
3) Фулканелли «Тайна соборов»
4) Фулканелли «Философские обители»
5) Валентин Андреэ «Химическая свадьба Христиана Розенкрейца в году 1459 (издание второе)»

Не будем проверять все трактаты. Возьмем первый попавшийся трактат из
книги "Клод д'Иже «Новое Собрание химических Философов. Очерк Великого
Делания по следам лучших авторов»"

Берем Трактат в этой книги как Бернарда Тревизанского "Покинутое Слово" по этой ссылки "http://www.rulit.net/books/novoe-sobranie-himicheskih.."

Читаем кусок перевода с французского в этом издании:

Таким образом, затворённый Огонь (Feu enclos) сей Ртути в Первом Режиме, —
как и тот, что должен быть затворён во Втором, в Вещах естественных
(dans les Choses naturelles), именующийся своим собственным Орудием
(Instrument), — и есть вторая искомая вещь, каковую следует в
обязательном порядке знать для совершения сего высокого Магистерия.
Иными словами, когда Материя, с каковой следует начинать Работу,
опознана, надо прежде всего поместить Огонь в летучую (volatile) и
твёрдую (fixe) Материю, осуществляя нагревание и коагуляцию вместе с
Разложением (Dissotion) Веществ. Совершение Таинства (Mystère) введения и
заточения (emprisonnement) Огня Философы назвали Возгонкой
(Sublimation) или Активизацией (Exaltation) меркуриальной Материи.

Как говорил Арнольд из Нового Града, Ртуть надо прежде сублимировать, иными
словами, Меркурий низкого естества, сиречь Земли и Воды, должен обрести
высокое и благородное Естество (Nature) Воздуха и Огня, очень близких,
согласно намерениям Естества и Художества, к сему Меркурию. Вот почему,
когда сей меркуриальный Камень уже каким-то образом сублимирован и
утончён (subtilisée), мы называем сие Первой Возгонкой, ведь пока ещё
сей Камень надо возгонять вместе с его Чашей (Vaisseau). Раймонд Луллий
по сему поводу говорит: в Господе ожидаем возгонки нашего Меркурия до
высоты высочайших Вещей вместе с добавлением красящего вещества, после
чего душа его возносится в славе.

Посему, призывая Бога во свидетельство настоящей Истины, говорю тебе, что сие есть уже
сублимированная Ртуть, предстающая облачённой в белизну столь же
великую, сколь и белизна снега на вершинах Гор. Она тонка и хрустальна
и, когда исходит из Чаши (Vaisseau) при её отворении, издаёт нежный, ни с
чем не сравнимый аромат (odeur). Co своей стороны могу тебя заверить,
что видел сию белизну собственными глазами и собственными руками осязал
сей хрусталь, и собственными ноздрями обонял сей чудесный аромат, плача
от радости и удивления от столь прекрасной вещи. Да будет за то
благословен вечный, вышний и славный Бог, сотворивший помимо прочих тайн
Естества столь чудесные Дары и пожелавший показать их иным из Людей. Я
знаю, что, когда ты узнаешь о Причинах такого Расположения, ты
воскликнешь: «Сколь же прекрасно Естество, давшее нам внутри совершенно
разложившейся Вещи Вещь совершенно Небесную!» Никто не может внятно
сказать о сих чудесах. Однако придёт, возможно, время, когда я ещё
больше расскажу тебе об особых вещах (choses) сего Естества (Nature), о
каковых пока ещё не получил разрешения от Господа поведать тебе
письменно. А когда ты уже возгонишь свою Ртуть, держи её свежей и в её
собственной Крови и, пока она не состарилась, представь её Родителям,
иначе говоря, Солнцу и Луне, дабы из сих трёх Вещей — Солнца, Луны и
Меркурия — соделать наш Компост (Compôt) и перейти на вторую Ступень
нашего Камня, каковую мы именуем Рудной или Минеральной.

Вот текст оригинал на французском:

Donc, tant le Feu enclos de ce Mercure par le premier Régime, que celui qui
doit être aussi enclos par le second, dans les Choses naturelles, est
nommé propre Instrument, qui est la seconde Chose requise, et
principalement à connaître dans ce haut Magistère. En sorte que la
Matière dont on doit commencer l'Oeuvre étant connue, on doit
premièrement enclore le Feu dans la Matière volatile et fixe, en
chauffant et coagulant avec Dissotion des Corps. Pour faire un Mystère
de cette inclusion ou emprisonnement du Feu, les Philosophes l'ont
appelée Sublimation ou Exaltation de Matière mercurielle.

Ce qui fait qu'Arnaud de Villeneuve dit, Que le Mercure soit premièrement
sublimé, c'est-à-dire, le Mercure étant , de nature basse, savoir de
Terre et d'Eau, il doit être ramené à une Nature noble et haute, savoir
d'Air et de Feu, qui sont très prochains de ce Mercure, selon
l'intention de la Nature et de l'Art. C'est pourquoi, quand cette Pierre
mercurielle est ainsi exaltée et subtilisée, elle est sublimée de
première Sublimation, et il convient encore de la sublimer avec son
Vaisseau. Raimond Lulle dit à ce sujet : Nous espérons en notre Seigneur
que notre Mercure sera sublimé à plus grandes Choses, avec addition de
la chose qui le teint et son âme sera exaltée en gloire.

Je te dis donc, appelant Dieu à témoin de cette Vérité, que ce Mercure ayant
été sublimé, il a paru vêtu d'une aussi grande blancheur, que celle de
la neige des hautes Montagnes, sous une très subtile et cristalline
splendeur, de laquelle il sortait, à l'ouverture du Vaisseau, une si
douce odeur qu'il ne s'en trouve point de semblable dans ce Monde. Et
moi, qui te parles, je sais que cette merveilleuse blancheur a paru
devant mes propres yeux; que j'ai touché de mes mains cette subtile
cristallinité, et que j'ai par mon odorat senti cette merveilleuse
douceur, de laquelle je pleurai de joie, étant étonné d'une chose si
admirable. Et pour cela, béni soit le Dieu éternel, haut et glorieux qui
a mis tant de merveilleux Dons dans les secrets de la Nature, qui a
bien voulu les montrer à quelques Hommes. Je sais que quand tu
connaîtras les Causes de cette Disposition, tu te demanderas : Qu'elle
est donc cette Nature, qui étant donnée d'une Chose corrompante, tient
néanmoins en elle une Chose toute Céleste I Personne ne peut raconter
tant de merveilles. Toutefois un temps viendra peut-être que je te
raconterai plusieurs choses spéciales de cette Nature, desquelles je
n'ai pas encore obtenu du Seigneur la permission de t'instruire par
écrit.

Quoi qu'il en soit quand tu auras sublimé ce Mercure, prends le tout frais et tout récent avec son Sang, de peur qu'il ne
s'envieillisse, et le présente à ses Parents, à savoir au Soleil et à la
Lune, afin que ces trois Choses, Soleil, Lune et Mercure, notre Compôt
soit fait, et que commence le deuxième Degré de notre Pierre, lequel se
nomme Minéral.

Наш перевод (Медеи Колхидской) этого куска:

Итак, Огонь, заключенный в этом Меркурии при первом Режиме, как и тот,
который должен быть заключен при втором Режиме в естественных Веществах,
называется Инструментом, который является вторым необходимым Веществом
для этого великого Магистерия. Узнав Материю, с которой начинают
Делание, в первую очередь необходимо заключить Огонь в летучую и
постоянную Материю, нагревая и коагулируя Тела во время Растворения.
Чтобы это включение или заточение Огня окутать Тайной, Философы назвали
его Сублимацией или Экзальтацией меркуриальной Материи.

Арнольд де Вилланова говорит, что Меркурий, в первую очередь, должен быть
сублимирован. Поскольку Меркурий принадлежит низшей природе, а именно
Земле и Воде, то он должен быть доведен до высшей и благородной Природы,
то есть до Природы Земли и Воды, которые являются очень близкими этому
Меркурию, согласно замыслу Природы и Мастерства. Именно поэтому, когда
данный меркуриальный Камень экзальтирован и утончен подобным способом,
то он сублимируется во время первой Сублимации, его также следует
сублимировать вместе со своим Сосудом. Раймонд Луллий по этому поводу
говорит так: «Мы уповаем на нашего Всевышнего, что наш Меркурий будет
сублимирован в более значимые Вещества при добавлении Вещества, которое
его окрашивает, и его душа будет экзальтирована в почестях».

Призывая Бога в свидетели этой истины, я говорю, что этот Меркурий,
сублимировавшись, оказывается облаченным в такую же великую белизну, как
белизна снега высоких Гор с очень тонким и кристальным сиянием,
который при открытии Сосуда источал такой приятный аромат, подобно
которому не встретишь во всем Мире. Я же говорю тебе о том, что эта
чудесная белизна предстала перед моими собственными глазами, и я
прикасался своими руками к этой тонкой кристальности, и я своим
собственным обонянием вдыхал эту чудесную сладость, что пробудило во
мне слезы радости, будучи потрясенным таким восхитительным явлением. Да
будет благословенно имя Всевышнего и прославленного Бога, который
поместил столько чудесных Даров в тайны Природы и пожелал их показать
лишь некоторым. Я знаю, что когда ты узнаешь причины подобного
Расположения, то спросишь у себя, какова же эта Природа, которая одарив
разрушающим Веществом, удерживает, тем не менее, в себе абсолютно
Небесное Вещество! Никто не может рассказать о стольких чудесах. Однако,
возможно, придет время, и я расскажу тебе о множестве специальных
веществ этой Природы, которым я пока не получил позволения у Всевышнего
тебя обучить в написанных трудах.

Когда ты сублимируешь этот Меркурий, бери его свежим вместе с Кровью, чтобы он не состарился, и
преподнеси его Родителям, то есть Солнцу и Луне, чтобы три этих Вещества
- Солнце, Луна и Меркурий – произвели наш Компост; и чтобы началась
вторая Стадия нашего Камня, называемая Минеральной.

P.S Думаем комментарии излишни для тех кто может видеть, думать и читать.
 
ПастухДата: Пятница, 05.07.2013, 18:44 | Сообщение # 12
Группа: Удаленные





Если этого мало услышите о не профессионализме переводов еще одного переводчика как Rodegast.

На данный момент только пока один человек вызывает уважения в переводах с французского это Глеб Бутузов. Проверка его переводов показало точность переводов и не придумывания отсебятины.
 
alchemyДата: Пятница, 05.07.2013, 20:43 | Сообщение # 13
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 1881
Статус: Offline
Пастух
Цитата
В этих статьях я бы хотел указать ваш не профессионализм и не знания
грамматики французского и допущенные вам не простительные ошибки в
переводах.

Вроде бы уже писал, что "по мне не прошелся только ленивый". Судя по всему, у вас слегка запоздалая реакция. )))
"Ключи" переводил и опубликовал, сугубо для обсуждения, без утверждения на "достоверный и подлинный перевод", который не может существовать по определению, так как тема достаточно многогранна.
В добавок, есть такое понятие, как старо-французкий язык. ))) Или вы нашли даму, знающую и старо-французкий и тамильский? Это наверное преподают в ГГПИ, в городе Глазове, на математическом факультете? ))) И там же, обучают алхимии и спагирии, ведь переводчики разбираются в тонкостях практики и теории. )))
Разбирать ваши (фрилансерские) переводы не хочу, так как нет желания доказывать, что мел белый, а уголь - черный. В добавок, могу сообщить, что "интернет версии" алхимических трактатов не совсем корректны, поэтому, кто подходит серьезно к данной теме, старается найти рукописные источники. По остальному, мой вам совет, сбавьте амбициозность, это не красит исследователя в подобной тематике. )
 
ПастухДата: Пятница, 05.07.2013, 22:05 | Сообщение # 14
Группа: Удаленные





alchemy, Почтенный Алхимик, я не в коей мере не пытаюсь вас оскорбить. Любой переводчик даже трижды профессионал может допустить ошибки. У вас не плохие переводы учитывая что в бесплатном доступе и поверьте мало кто еще переводит со старо греческого, за что вам спасибо. Но вы просто упомянули что переводы как пишите (фрилансерские) в чем очень ошибаетесь. Переводит тексты с французского и старофранцузского ( профессионал) который учился много много лет и специализировался в этой области. В тамильском языке есть также другой профессионал, который учился очень долго и современному тамилу и тамилу модерн периода 12 - 18 века.

Не сочтите за оскорбление, я просто привел пример и ни каким образом не пытаюсь ни кого оскорбить. По поводу оригиналов рукописей в этом вы правы и и мы имеем доступ к копиям манускриптов на французском языке очень старых изданий адептов. Утверждать не беремся что это точные оригиналы. Но по крайней мере тексты на французском, немецком,латыни и старо греческом больше вызывают доверия чем на английском.

Я предлагаю не ругаться а на оборот содружество ведь вы не плохо переводите с греческого, так почему бы совместно не издать например 5 - 6 том трактатов со старо греческого языка. Ведь профессионалов не так уж и много в таких старых языках.

Я думаю что мы друг другу не помеха. Например Издательство Атанор специализируется в немецких переводах, в латыни вообще мало кто переводит, с французского немного Бутузов и еще некоторые переводчики, с греческого кроме вас я вообще не знаю что кто-то переводит а с арабского наверно вообще никто в том числе и с тамильского. Текстов не мало, тысячи и тысячи и одни  - другим переводы не помеха.

А вы как считаете?
 
alchemyДата: Суббота, 06.07.2013, 00:08 | Сообщение # 15
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 1881
Статус: Offline
Пастух

Время переводов для меня закончено, более их не будет, ни в каком виде. Думаю, это стало понятно с исчезновением "книжной лавки". )

Цитата
Не сочтите за оскорбление, я просто привел пример и ни каким образом не пытаюсь ни кого оскорбить.

Вы не приводите пример, а делаете попытку показать "качественность" ваших переводов на фоне остальных, в том числе и моих. Отсюда, и мое предыдущее сообщение. Если вы желаете продвигать свои или заказные переводы, то для начала:
пишите свои сообщения, согласно правилам русского языка;
не рекламируйте, а заинтересовывайте;
ведите правильную полемику, используя практический опыт и теоретические знания обсуждаемого предмета.

Цитата
А вы как считаете?

На данный момент, считаю, что не следует "метать бисер", так как, настоящий исследователь сам переведет и поймет тексты, а остальным они не нужны. Если кто-то обращается по конкретным текстам, всегда помогу. Думаю, есть люди, которые с этим согласятся.
Если желаете заработать деньги, переводите магические или астрологические трактаты. Они пользуются популярностью и вы не останетесь без работы. )))
Алхимия - это Искусство, а все настоящие Художники всегда были нищими и ходили под Богом. )
 
Форум » Разное » Новости, события. » Сокровищница Алхимических Тайн - том 1
Страница 1 из 512345»
Поиск:

Copyright RG SATOR © 2009-2013 Хостинг от uCoz